Каталонии и Шотландия: сходства и различия сепаратистских процессов. — Сепаратизм в Европе | iFREEstore

Каталонии и Шотландия: сходства и различия сепаратистских процессов.

Арендный блок

Как уже упоминалось выше, обострение сепаратистских тенденций наблюдалось одновременно в двух европейских странах  - Великобритании и Шотландии.  Параллельность этих двух процессов, направленных на отделение регионов – Шотландии и Каталонии, безусловно, привлекло внимание общественности и прессы, которая искала сходства и различия двух процессов.

Каталонский и шотландский сепаратизмы сделали очевидными проблемы слабой  интеграции субгосударственных единиц.

Я также попытаюсь «сравнить» два одновременно происходящих процесса для выделения общих и различных черт.

Для начала, сконцентрируемся на демографическом аспекте:  в Каталонии и Шотландии проживает приблизительно одинаковое число человек: 7, 5 млн. в Каталонии, и приблизительно 5.3 млн. в Шотландии.  Однако, очевидно различие в соотношении этих показателей с  численностью населения Испании и Великобритании соответственно: каталонцы, как уже говорилось выше, составляют 16% всех Испанцев, в то время как шотландцы – это 8,4% всех жителей Британии.

Экономический аспект. Оба национализма выдвигают экономические претензии. В действительности, экономическая ситуация обоих регионов является сходной:  оба региона являются достаточно экономически благополучными, хотя также включают зоны, находящиеся в упадке. Тем не менее, относительно регионов, формирующих Испанию, ВВП на душу населения составлял (на 2011 год)  117% от среднего по Испании,  в то время как Шотландия располагает лишь 99% после Лондона и на юго-востоке Великобритании.

Правительства и Каталонии, и Шотландии разделяют одну и ту же причину проведения референдумов: приобретение национальной группой большего суверенитета.  Подобную цель, по мнению Хосе Фернандеса Альбертос, политолога и исследователя Центра  гуманитарных и социальных наук  Верховного совета научных исследований, шотландцы изначально  не стремились достичь приобретением независимости, но имело место быть «требование большей автономии, вызванное умелым управлением, которое  проводило правительство Салмонда у власти». Фернандес указывает на то, что в Каталонии источником  сепаратизма является «привлекательная» идея о приобретении независимости, вызванная чувством «ущемления со стороны Испании (вопрос культуры, налоги)».81 

Профессор социологии в университете Сарагосы, Пау Мари Клосе, говорит о том, что в обоих случаях имеет место быть непринятие политики правящей партии. По мнению Клосе, «неприятие» в обоих случаях вызвано политикой правящей партии: в Шотландии, это оппозиция консерватизму, ассоциирующемуся с политикой Тэтчер.  В Испании, неприязнь к Народной партии (правящей партии) усиливается в  последнее время как следствие действий правящей партии, отказывающейся вести диалог с Каталонским правительством.82  В действительности, в Каталонии центральное правительство часто обвиняют в «слепости». Так, в ранее упомянутом  интервью Сергии Ламбриком  (см. Приложение 1), на вопрос, какие шаги предпринимает центральное правительство Испании, чтобы предотвратить обострение сепаратизма в стране, …. Ответил: «Сначала была выбрана линия поведения «игнорировать» его [сепаратизм], затем, когда население высказывается за проведение референдума о независимости, это вызывает насмешки у центрального правительства, и, в конце концов, когда центральное правительство начинает чувствовать угрозу со стороны движения за независимость, оно решает «атаковать» политические партии, выступающие за проведение референдума».83 

Исследуя феномен сепаратизма в начале данной работы, я упоминала о теории «вымышленных сообществ» Бенедикта Андерсена, существующих на территории Европейского Союза. Нет сомнения в том, что «вымышленное сообщество» Каталонии обладает территориальной идентичностью. Это также собственный язык и культура, объединяющий всех жителей Каталонии.  Как уже можно понять из вышеизложенного, роль идентичности и языка вряд ли можно преувеличить в случае Каталонского сепаратизма. Согласно опросу Испанского центра социологических исследований, когда речь идет об идентичности, нет сомнений в том, что каталонцы чувствуют себя в большей степени каталонцами, чем испанцами. 51.1%  жителей, чувствуют себя каталонцами, о «более каталонцами, чем испанцами», еще 34% считают в себя в равной степени каталонцами и испанцами, и лишь 12.9% жителей Каталонии говорят о своей испанской идентичности. 84 Как уже говорилось ранее, билингвизм в Европе не обязательно является толчком к сепаратизму, Европа многонациональна и многоязычна.  Тем не менее, русско-говорящие меньшинства Восточной Украины, или фламандцы в Бельгии,  говорят о языке как об определяющем факторе нации, и показывают что языковые различия  также могут развиться в сепаратизм. Как я уже обозначала ранее, язык может быть ключевым фактором для внутреннего самоопределения наций. Я  также заметила, что в результате решения Конституционного суда в 2010 году (касающегося реформы Статута об автономии и признания Каталонии нацией), многие каталонцы почувствовали «подрыв» права на внутреннее самоопределение, таким образом отделение стало рассматриваться как мера, необходимая для защиты языка, культуры и национальной идентичности.

Существование «вымышленного сообщества» в Каталонии, для которого характерны общий язык и  чувство идентичности более важно, нежели в случае Шотландского сепаратизма. В случае Шотландии это также борьба за экономические ресурсы,  как и в случае Каталонии. Но Каталонский сепаратизм наиболее многогранен: вперед выступают не только экономические аргументы, Каталонцы говорят о том, что отделение это также единственный шанс для выживания каталонской нации.

Помимо эмоциональных аргументов, как и в случае Шотландии,  сепаратистские партии Каталонии говорят о праве выбора.  Этот политический аргумент   случае не является лишь  просьбой к самоопределению,  это также  борьба между Мадридом и Барселоной за право организовать референдум.  Правительство Каталонии, наблюдая  шотландцев, указывает на то, что если у Шотландии есть право демократически решать свое будущее, то у Каталонии так же должно быть такое право – право демократического выбора.  

Также, как и в случае Шотландии,  одним из политических аргументов является вопрос независимого членства в международных организациях, таких как Европейский союз (в первую очередь).

Как и в случае с Шотландией, мы видим огромную роль экономических аргументов в сепаратистской полемике Каталонии. Слабая экономически после кризиса 2008 года Испания до сих пор сталкивается с тяжелыми последствиями: безработицей (24,5%населения), в то время как безработица среди молодежи достигает 53.5%.85 В то время как Шотландская национальная партия оперирует аргументом о контроле над шотландскими нефтяными ресурсами, Каталония надеется независимо контролировать свою налоговую политику.  

Так, исследователь Иван Серрано говорит о том, что для современного каталонского  сепаратизма характерно стремление сохранить свою культуру. Он также отмечает негативные эффекты бюджетного дефицита  на уровень благосостояния региона как ключевой фактор для требования самоуправления.86Влияние экономических аргументов увеличивается из-за сложной экономической ситуации в Испании и Каталонии.

Важно заметить, что в отличие от Шотландии, Мадрид и Барселона не сумели договориться по поводу легальности проведения референдума.  В действительности, различия между Великобританией и Испанией лежат уже на законодательном уровне: отличительной характеристикой британского права является его некодифицированность, что означает отсутствие единого документа, который можно было бы справедливо назвать законом страны, в то время как в Испании такой документ есть.  Мадрид часто указывает на статьи 1 и 2 испанской конституции «Носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти», «Конституция основана на нерушимом единстве испанской Нации, общем и неделимом Отечестве всех испанцев»,87 по-своему их интерпретируя: во-первых, Испания не может быть разделена территориально, и во – вторых, решения  по проблеме, подобной проблеме Каталонии, должны приниматься всем народом Испании – «носителем национального суверенитета». В отличие от шотландцев, жители Каталонии не смогли добиться «права принимать решения». Согласно все той же Конституции Испании, «Вооруженные Силы, состоящие из Сухопутных войск, Военно-Морских сил и Военно-Воздушных сил, призваны обеспечить суверенитет и независимость Испании, защищать ее территориальную целостность и конституционный строй»,88 таким образом, в случае одностороннего провозглашения суверенитета Каталонией, как крайняя мера, на территорию Каталонии могли бы быть введены вооруженные силы. Подтверждением этому может стать 155 Статья Конституции Испании: «Если автономное Сообщество не выполняет обязательства , предусмотренные Конституцией или другими законами, либо его действия наносят серьезный ущерб общегосударственным интересам Испании, Правительство предупреждает председателя автономного Сообщества. Если ответа с его стороны не последует, Правительство может, с согласия абсолютного большинства Сената, принять необходимые меры для выполнения автономным Сообществом указанных обязательств в принудительном порядке, либо для защиты упомянутых общегосударственных интересов»89. Отсюда можно сделать вывод что изначально перспективы Шотландии к приобретению независимости были значительно выше, нежели шансы Каталонии.  Однако, как уже оговаривалось ранее, успех сепаратистского процесса также во многом зависит от международного признания. Если бы Каталония в одностороннем порядке провозгласила независимость, это бы разделило европейских лидеров на два лагеря относительно вопроса признания такого провозглашения.  Вполне возможно, что Балтийские государства бы поддержали подобный шаг Каталонии к самоопределению (и в основном потому что в недавнем прошлом они сами отделились от Советского Союза), в то время как признания со стороны государств, сталкивающихся с подобной проблемой сепаратизма внутри своих границ (например Великобритания, Бельгия) можно было бы ожидать с меньшей вероятностью.

Еще одним важным пунктом станет вопрос вступления «отколовшихся» регионов в Европейский Союз. Опять же, признание Каталонии как независимого государства станет сложным вопросом для Европейского Союза,  ввиду одностороннего провозглашения независимости, и ее вступление в качестве независимого члена может быть возможным только с согласия самой Испании. В Шотландии ситуация обстояла бы иначе: в случае удачного для сепаратистов исхода референдума (согласованного с центральными властями Великобритании, и поэтому легитимного), провозглашение ее независимости не было бы односторонним. Поэтому у Шотландии было бы больше шансов на гарантированное попадание в Евросоюз либо путем прохождения стандартной процедуры вступления, либо (в случае, если ЕС примет  случай Шотландии как «особый») ускоренной процедуры вступления с сохранением всех действующих торговых и экономических связей  между ЕС с Шотландией.

Виду существующей в Испании законодательной базы (Конституции 1978 года), случай Каталонии представляется наиболее сложным для Евросоюза. Гарантированное вступление в Евросоюз, что очевидно, Каталонии может дать лишь политическое соглашение между Барселоной и Мадридом, за которым последует референдум о независимости, уже согласованный с центральными властями. Такой сценарий, как мне кажется, маловероятен, ввиду позиции центральной власти, которой нахождение Каталонии в составе Испании выгодно, в первую очередь, экономически. Тем не менее, с каждым годом Мадриду будет все тяжелее игнорировать оказываемую сепаратистам общественную поддержку, и необходимость в заключении соглашения между регионом и центральной властью будет  расти из года в год.  

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Файл

finita.doc

finita.doc
Размер: 376 Кб

.

Пожаловаться на материал

Феномен европейского сепаратизма. Европейский сепаратизм на примере Шотландии и Каталонии: сходства и различия.

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Эта тема принадлежит разделу:

Сепаратизм в Европе

Феномен европейского сепаратизма. Европейский сепаратизм на примере Шотландии и Каталонии: сходства и различия.

Похожие материалы:

Жанровые особенности в мировой литературе 20 столетия

Жанровые особенности романа Евгения Замятина «Мы» и антиутопия ХХ века. Социально-философская проблематика романа Евгения Замятина «Мы». Система оппозиций в романе. Что такое социалистический реализм? Ответы Андрея Синявского, Бориса Гройса, Владимира Набокова. Символика постреволюционной культуры. Литературные аллюзии в комедии В. Маяковского «Клоп». Литературный и социальный подтекст повести Михаила Булгакова «Роковые яйца». Литературно-мифологический подтекст повести.

Болезни: этиология и патогенез, патологическая анатомия

Пневмония и ее последствия, лечение. Определение. Патогенез. Патологическая анатомия. Исходы и осложнения. Хронические вирусные болезни. Факторы риска. Язвенные болезни. Болезни печени. Гепатит.

Источники конфликтов

Конфликт возникает только при определенных условиях, одновременно внешних и внутренних. Негативные функции конфликтов.

Метаболизм липидов

Деградация жирных кислот. Энергетический баланс деградации жирных кислот. Побочные пути деградации жирных кислот. Синтаз, реакции синтазы. Биосинтез сложных липидов, холестерина. Белковый обмен: общие сведения.

 Избирательные системы. Тест