Аристотель

Территория рекламы

Аристотель

Если для Платона прекрасное – это идея, то для Аристотеля (384—322 до н.э.) прекрасное – это идея, представленная в вещи. Идея вещи – это ее форма, когда материя оформляется, получается прекрасный объект (так мрамор, восприняв идею художника, становится статуей).

Исходя из этого, Аристотель трактует искусство как деятельность, через искусство возникают те вещи, форма которых находится в душе. Согласно Аристотелю сущность искусства составляет мимезис (подражание), искусство подражает действительности, имеет миметическую природу. Однако это не слепое копирование, а творческое выявление типического, общего, идеального при обязательном воплощении его в материале.

На основании теории мимезиса Аристотель разделил искусства на подражательные и дополняющие природу. К последним относятся архитектура и музыка, их философ ценил не очень высоко. Наибольшую ценность представляют те искусства, которые отражают действительность. Они, в свою очередь разделяются на искусства движения (временные) и искусства покоя (пространственные). Виды искусства можно различать и по средствам подражания (цвет, движение, звук). Высоко расценивая поэзию, Аристотель выделял в ней эпос, лирику и драму, а драматические произведения делил на трагедию и комедию.

Целью трагедии является катарсис, очищение души через сопереживание героям; прохождение через кризис способствует возвышению души. Учение о катарсической природе драматического искусства было широко признано в эстетике.

Аристотель, в отличие от Платона, полагал, что прекрасное не объективная идея, а объективное качество явлений: «прекрасное — и животное и всякая вещь, — состоящее из известных частей, должно не только иметь последние в порядке, но и обладать не какою попало величиной: красота заключается в величине и порядке» (Аристотель. Поэтика. 7, 1451а).

Аристотель здесь дает структурную характеристику прекрасного. Продолжая пифагорейскую традицию, он утверждает, что постижению прекрасного способствует математика (Аристотель. 1975. С. 327).

Аристотель выдвинул принцип соразмерности человека и прекрасного предмета: «…ни чрезмерно малое существо не могло бы стать прекрасным, так как обозрение его, сделанное в почти незаметное время, сливается, ни чрезмерно большое, так как обозрение его совершается не сразу, но единство и целостность его теряются» (Аристотель. Поэтика. 7, 1451а).

Прекрасное — не слишком большое и не слишком маленькое. Это по-детски наивное суждение содержит в себе гениальную идею. Красота здесь выступает как мера, а мера всего — человек. Именно в сравнении с ним прекрасный предмет не должен быть «чрезмерным». Эта концепция — теоретическое соответствие гуманистической практике античного искусства.

Греческий Парфенон, например, в отличие от египетской пирамиды, не слишком большой и не слишком маленький: он достаточно большой, чтобы выразить величие афинян, его создавших, и достаточно маленький, чтобы не подавлять человека.

Аристотель подчеркивал единство прекрасного и доброго, эстетического и этического.

Аристотель трактует прекрасное как доброе, которое приятно тем, что оно благо. Образы искусства для Аристотеля должны быть столь же прекрасны, сколь и морально высоки и чисты.

Искусство не всегда изображает прекрасное, но всегда прекрасно изображает. Мир прекрасен — этот тезис прошел через всю историю античной эстетики.

Платон

ПЛАТОН (прозвище; от греч. πλάτων; — широкий; настоящее имя — Аристокл; 427—347 до н. э.) — древнегреческий философ-идеалист, идеолог рабовладельческой аристократии. Сын родовитого афинского гражданина. Ученик Сократа. Вскоре после смерти своего учителя Платон уехал из Афин в Мегару, а затем посетил Египет и некоторое время жил в Южной Италии и Сицилии, где общался с представителями пифагорейской школы. По возвращении в Афины (ок. 387 до н. э.) Платон основал школу, получившую название Академии. От Платон до нас дошли многочисленные философские произведения, написанные в форме диалогов, и собрание писем. Часть этих произведений принадлежит не Платон, а представителям его школы.

platon

В первый период деятельности Платон написал ряд диалогов, развивавших учение Сократа и получивших вследствие этого название «сократических». В зрелый период им было написано «Государство». К позднейшим сочинениям относятся диалоги, обнаруживающие влияние пифагорейцев («Тимей», «Законы» и др.).

Учение Платона охватывает широкий круг вопросов о мире и его происхождении, о душе, о познании, об обществе, о разделении труда, о воспитании, об искусстве и т. д. Богатство проблематики учения Платона и мастерская художественная форма изложения некоторых диалогов выдвинули его на одно из первых мест в ряду представителей философского идеализма.

Философия Платона — объективный идеализм. Согласно его учению, мир чувственных вещей не есть мир подлинно сущего; чувственные вещи непрерывно изменяются, возникают и погибают. Всем, что в них есть подлинно сущего, чувственные вещи обязаны своим бестелесным, нечувственным прообразам, постигаемым умом. Эти прообразы вещей Платона называл «видами» или «идеями», которые вечны, неизменны, безотносительны, не зависят от условий пространства и времени. По отношению к чувственным вещам «виды» («идеи») являются одновременно и их причинами и образцами, по которым были созданы эти вощи, и целями, к которым стремятся существа чувственного мира. Так как чувственные вещи лишены истинного существования, изменчивы, преходящи, то они обусловлены не только истинным бытием («идеями»), но и «небытием», которое Платон отождествляет с «материей» — областью непрекращающегося движения, возникновения и изменения. «Материя» превращает единство каждого постигаемого умом «вида» во множество чувственных вещей, обособленных друг от друга по занимаемому ими в пространстве месту. Область «идей» представляет, по Платону, систему, подобную пирамиде: на вершине пребывают «идея» блага, до которой ум едва может коснуться и которая сообщает предметам не только способность быть познаваемыми, но и способность существовать.

Учение об «идее» блага сообщает идеализму Платона телеологический характер, т. к. благо объявляется не только верховной причиной, но вместе с тем и целью бытия. Чувственный мир, по Платону, есть «среднее» между миром бестелесных «идей» и миром «небытия», или «материи».

Проводя линию идеализма в вопросах теории познания, Платон метафизически противопоставил друг другу ощущения и теоретическое мышление и утверждал, что чувства не могут быть источником истинного знания, что оно доступно только разуму. Истинное знание состоит в припоминании бессмертной душой мира идей, созерцавшегося ею до вселения в смертное тело. Различию областей бытия соответствует различие родов знания. «Идеи» познаются посредством умозрения, математические отношения — посредством размышления, чувственные вещи — путём «веры», отображения чувственных вещей — путём «уподобления». «Уподобление» и «веру» Платон считал видами недостоверного «мнения». Методом, возбуждающим в душе воспоминания об идеях, Платон считал диалектику, которую он понимал как метод познания сущего путём восхождения от многого к единому и нисхождения от единого ко многому. Влияние пифагорейцев сказалось в разработке Платона учения о мире. В центре этого учения — мистические представления о мировой душе и о перевоплощении отдельных душ.

В своих политических, педагогических и других взглядах Платон исходил из признания рабовладельческого строя в качестве необходимой основы совершенного общества. Идеальное государство, по мнению Платона, должно основываться на разделении труда между разрядами свободных граждан [

правители (философы),

воины (стражи),

ремесленники и земледельцы],

обеспечивающем наиболее полезное для общества (по сути для господствующего класса) выполнение каждым разрядом его специальной деятельности. Каждый разряд, по мнению Платона, должен быть строго ограничен выполнением своих обязанностей и должен воздерживаться от вмешательства в функции других разрядов. К. Маркс показал, что идеальное государство Платона, основанное на разделении труда, в котором Платон видел «основной принцип строения государства», «представляет собою лишь афинскую идеализацию египетского кастового строя» (Маркс К., Капитал, т. 1, 1953, стр. 375). Так как частная собственность и семья представлялись Платону источником общественных противоречий, то в своём проекте идеального государства Платон лишил стражей собственности и семьи с тем, чтобы они всецело заботились об охране государства. Платон развил также учение о государственном воспитании детей и граждан, согласно которому с 3 до 6 лет дети посещают организованные государством при храмах дошкольные площадки, где с ними проводятся игры, пение и т. п. Уже здесь детям внушается почтение к богам, презрение к рабам.

С 7 до 12 лет дети учатся в государственной школе (чтение, письмо, счёт, музыка); с 12—13 до 15—16 лет—в школе физического воспитания (см. Палестра).

С 16 до 18 лет юноши изучают арифметику, геометрию, астрономию, преимущественно с военными целями, и с 18 до 20 лет проходят предварительную военную подготовку (см. Эфебия). Большая часть из них становится воинами, а наиболее одарённые получают в возрасте до 30—35 лет философское образование и занимают после этого руководящие должности в государстве. Девочки также проходят первоначальное и военное обучение для того, чтобы держать в повиновении рабов, когда воины отправятся на войну. К физическому труду Платон относился с презрением. Воинам и философам и тем, кто готовится стать ими, запрещено не только заниматься физическим трудом, но даже и думать о нём. Платон выступал против того, чтобы рабы получали образование.

В учении Платона древнегреческий идеализм впервые складывается в мировоззрение и сознательно противопоставляет себя материализму. С этого времени материализм и идеализм образуют уже вполне оформившуюся противоположность двух основных направлений в развитии философии. Учение Платона, нашедшее своё продолжение в неоплатонизме, стало источником многих реакционных, антинаучных, мистических концепций.

Эстетические взгляды Пифагора

Среди противоречивых учений своих учителей Пифагор искал живой связи, синтезированного великого целого. Он поставил себе цель – найти путь ведущий к свету истины, то есть познать жизнь в единстве. С этой целью Пифагор посетил весь древний мир. Он считал, что должен расширить и без того уже широкий кругозор, изучая все религии, доктрины и культы.

До Пифагора эстетика базировалась на основе мифологии, то есть на фантастическом представлении о природе и обществе. С Пифагора начинается история научной эстетики, опирающейся на законы естественнонаучного познания. Пифагорейцы считали, что в основе всех вещей лежит число. Этим самым была высказана догадка о закономерности природы и мира в целом. Изучение пифагорейской эстетики затруднено тем, что до нас не дошли достоверные сведения о Пифагоре и его школе.

Большинство сведений о пифагорействе содержится в очень поздних источниках и часто носят полулегендарный, полумифологический характер. Пифагорейское учение о музыке излагается в трактате «О пифагорейской жизни» философа Ямвлиха IV века н.э., о нем сообщают в своих музыкальных трактатах Плутарх, Квинтилиан, Марциан Капелла, а также математик Теон из Смирны, историк Страбон и другие. Все это – очень поздние источники и к ним нужно относиться с величайшей осторожностью.

Тем не менее, опираясь на эти немногочисленные, а часто и фрагментарные источники, мы можем судить об общих принципах пифагорейского учения о музыке. Время жизни Пифагора обычно относят к VI в. до н.э. Ему приписывается открытие математических отношений, лежащих в основе музыкальных интервалов. Его последователи – Гиппас (V в. до н.э.), Филолай (V в. до н.э.), Архит из Тарена (IV в. до н.э.) разрабатывали, наряду с этим, вопросы музыкальной акустики.

Вообще с пифагорейством и самой личностью Пифагора связано множество легенд и чудесных историй, которые дошли до нас в позднейшей неопифагорейской и неоплатонической литературе.

Близко к истине предположение многих исследователей, что первоначально пифагорейство носило практически-мистический характер и что только впоследствии оно получило свое теоретическое, математическое и музыкальное обоснование. Однако уже с самого начала эта мистика должна была иметь внутреннее отношение к числовой гармонии, провозвестниками которой пифагорейцы были всегда.

Точно так же естественнее всего предположить, что, вырастая на основе общегреческого стихийного материализма пифагорейцы вначале совсем не отличали чисел от тел (числом, например, называется небо в целом; числа и тела считаются тождественными). С другой стороны, несомненно, уже древние пифагорейцы на известной стадии своего развития стали противополагать числа и вещи, наподобие платоновского противоположения идей и вещей.

При первом знакомстве с источниками пифагорейская эстетика представляется собранием смешных анекдотов, детских глупостей и ничем не обоснованных претензий. Уже у Аристотеля не было желания вникать во внутреннюю логику пифагорейства и он изобразил его как собрание смешных курьезов. Однако такой антиисторический подход не может быть у современного исследователя, который, конечно, настолько далек от древнего пифагорейства, что даже не испытывает потребности его критиковать, но который тем не менее все же должен изобразить последнее со всеми объективно-историческими причинами, делающими его существование понятным.

Почему, в самом деле, душа есть число, а число – это душа, как утверждает например Гиппас? Характерно, что данное утверждение нисколько не мешает этому пифагорейцу отождествлять душу и с огнем. Почему все тела также суть числа и все числа телесны, видимы, осязаемы, фигурны, пластичны? Почему не только человек, но и вся природа, весь мир есть число или совокупность чисел? Почему красота имеется только там, где осуществилась числовая гармония? И почему, наконец, само искусство тоже есть не что иное, как число и структура?

Чтобы раскрыть внутреннюю логику пифагорейской числовой эстетики, необходимо обратиться к культу Диониса, который сыграл огромную роль в формировании всей греческой классики. Большую работу по исследованию этого культа проделал Ф.Ф. Зелинский, хотя он плохо разбирался в социально-исторических корнях этого явления. Зелинский указывает на три главных результата дионисизма:

1) реформу Мелампа, которая ограничила дионисийский оргиазм, опасный для общественной нравственности, пределами времени и места и ввела в календарь периодические празднества в честь Диониса (откуда потом и произошла трагедия); 2) реформу Орфея, превратившего дионисизм в религиозно-философское учение, в котором можно различать космогоническую часть (повествование о растерзании титанами отрока Загрея и о появлении человека из золы сраженных Зевсом титанов), этическую (освобождение «дионисического» момента в человеке из-под власти «титанического» – «орфическая жизнь») и эсхатологическую (учение о превращении и перевоплощении душ); 3) реформу Пифагора, который объединил в Кротоне и во всей греческой Италии орфические секты в религиозно-политический орден и дал возникшему на почве религии Диониса учению о душе философско-математическое обоснование.

В первоначальном виде пифагорейский союз просуществовал недолго, так как его узко аристократический характер встретил отпор со стороны созревшей демократии. К концу VI в. этот союз подвергся кровавой расправе и переместился в Тарент.

Дионис – это божество производительных сил природы, нашедших отражение в человеческой психике в том же буйном и творческом виде, в каком они существуют и сами по себе, независимо от человека. Культ Диониса – это оргиазм, экзальтация и буйный исступленный восторг. Трактуемая в свете этого культа, природа получает характер бесконечной мощи, творческого изобилия и вечно рождающей полноты жизни. Всякое конкретное явление и всякое наличное качество при таком эстетическом отношении к природе уже отступают на второй план в сравнении с ее бесконечными потенциями, в сравнении с ее буйным и творческим рождением и ростом жизни.

Но качество, которое отступило назад, по сравнению с порождающей мощью всяких расчленений, есть уже не качество, а количество. Свои числа пифагорейцы и понимали как творческую мощь бытия и жизни, идущую от нерасчлененных и хаотических потенций к расчлененному, завершенному и гармонически цельному организму. Число поэтому у пифагорейцев трактуется и как оформленное, материалистически организованное тело, и как душа, которая является у них организующим принципом тела, и как та смысловая заданность, которая лежит в основе самой души, и в основе свойственных этой душе идей. Поэтому не следует удивляться тому, что числовая структура явилась для пифагорейцев основной эстетической данностью.

Таким образом, пифагорейская эстетика есть та ступень характерной для античного классического идеала абстрактной всеобщности, которая именуется учением о числовой гармонии. Числовая гармония – это синтез беспредельного и предела. В качестве таковой она в плане общеантичного телесно-жизненного толкования бытия создает: 1) космос, с симметрично расположенными и настроенными в определенный музыкальный числовой тон сферами; 2) души и все вещи, имманентно содержащие в себе количественно-гармоническую структуру. При этом души получают гармоническое равновесие также и внутри самих себя путем катарсиса – умиротворения и исцеления всей человеческой психики, а из вещей извлекаются элементарные акустические факты, тоже основанные на «гармоническом» подходе: а) числовые отношения тонов (Гиппас), б) связь высоты тона с быстротой движения и количеством колебаний, а также теория консонанса и диссонанса (Архит), в) разные опыты разделения тонов (Архит и Филолай).

Музыкальная эстетика пифагорейцев была вызвана к жизни неотвратимым социально-историческим развитием. Мифология перестала быть чем-то неприступным и несоизмеримым человеческой личности и благодаря культу Диониса стала раскрывать свои загадки. Тем самым подготовлялось новое, уже натурфилософское мировоззрение. Вместо богов и демонов создаются абстрактно-всеобщие категории, среди которых первенствующую роль начинает играть числовая структура. Пифагорейская эстетика числовых структур потому и держалась так упорно в течение всей античности, что она была формой овладения природой и жизнью уже без помощи антропоморфной мифологии, но посредством мыслительного построения, правда, пока еще близкого к самой мифологии. Вот почему культурно-историческое значение пифагорейской эстетики огромно. Прежде чем оказаться мировоззрением консервативным, в сравнении с восходящей наукой и философией, она очень долго и во многих пунктах античной теории все еще продолжала играть свою первоначальную революционную роль.

Музыкально-математическая гармония является у пифагорейцев первым и основным отделом их эстетики. Углубляясь дальше в понятие числовой структуры, пифагорейцы наталкивались на разного рода детали, которые они разрабатывали и проповедовали с неистощимым энтузиазмом.

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Скачать

Аристотель.docx

Аристотель.docx
Размер: 23.6 Кб

Бесплатно Скачать

Пожаловаться на материал

Аристотель трактует искусство как деятельность, через искусство возникают те вещи, форма которых находится в душе. Согласно Аристотелю сущность искусства составляет мимезис (подражание), искусство подражает действительности, имеет миметическую природу.

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Похожие материалы:

Иерархия целей денежно-кредитной политики

Иерархия целей денежно-кредитной политики. Таргетирование валютного курса, монетарное таргетирование. Таргетирование валютного курса, монетарное таргетирование. Классификация методов и инструментов денежно-кредитной политики. Прямые методы денежно-кредитной политики. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики

Почвообразование

Виды корневых систем деревьев. Роль микоризы в жизни леса. Почвоулучшающие и почвоухудшающие древесные породы. Роль леса в почвообразовании. Лесохозяйственные способы повышения плодородия лесных почв. Продуктивность лесной экосистемы. Биомасса лесной экосистемы. Факторы, лимитирующие продуктивность. Меры повышения продуктивности лесов. Древостой как эдификатор, доминант и основной продуцент.

Должностная инструкция техника по наладке и испытаниям

Повреждения живота и органов брюшной полости. Сочетанные и множественные травмы. Оказание неотложной помощи на догоспитальном этапе

Дипломная работа. Объект исследования: пациенты с повреждением живота и органов брюшной полости, с сочетанными и множественными травмами.

Муниципальное право

Ответы МДП. Уголовный процесс, гражданское правоотношение, прокуратура РФ, конституция

Сохранить?

Пропустить...

Введите код

Ok