Предвоенные и военные зачистки

Куда делись военные, которые ранеными попадали в немецкий плен (включая немногих переживших войну защитников Брестской крепости)? Солдаты, попавшие в окружение, но титаническими усилиями сумевшие прорваться к своим? Люди, которые истязались в концлагерях? Которые терпели унижения и лишения на оккупированной территории, которые не эвакуировались, бесстрашно оставаясь вести партизанскую борьбу в своих оккупированных населенных пунктах?  

Что стало с сотнями тысяч тех, которые чудом выжили и дождались славной победы? Как их встречала благодарная Родина?

Светлая память – только мёртвым. Живым – звание «врага народа» и советские концлагеря, с пытками в которых меркли методы гестапо.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

(отрывок из «Архипелаг-ГУЛАГ» А. Солженицына)

…Состав захваченных в том мощном потоке и отнесенных полумертвыми в лагеря Архипелаг, так пестр, причудлив, что долго бы ломал голову, кто захотел бы научно выделить закономерности. (Тем более современникам они не были понятны.)

А истинный посадочный закон тех лет был - заданность цифры, разнарядки, разверстки. Каждый город, район, каждая воинская часть получали контрольную цифру и должны были выполнить ее в срок. Все остальное - от сноровки оперативников.

Бывший чекист Александр Калганов вспоминает, как в Ташкент пришла телеграмма: "Шлите двести!" А они только что выгребли и как будто "некого" брать. Ну, правда подвезли из районов с полсотни. Идея! Взятых милицией бытовиков - переквалифицировать в статью 58-ю! Сказано - сделано. Но контрольной цифры все равно нет! Доносит милиция: что делать? на одной из городских площадей цыгане нахально разбили табор. Идея! Окружили - и всех мужчин от 17 до 60 загребли как Пятьдесят Восьмую! И - выполнили план!

А бывало и так: чекистам Осетии (рассказывает начальник милиции Заболовский) дана была разверстка расстрелять по республике 500 человек, они просили добавить, им разрешили еще 230.

Эти телеграммы, слегка зашифрованные, передавались обычной связью. В Темрюке телеграфистка в святой простоте передала на коммутатор НКВД: чтобы завтра отправили в Краснодар 240 ящиков мыла. Наутро она узнала о больших арестах и отправке - и догадалась! и сказала подруге, какая была телеграмма. Тут же ее и посадили. (Совсем ли случайно зашифровали человека как ящик мыла? Или - зная мыловарение?..)

Конечно, какие-то частные закономерности осмыслить можно. Садятся:

- наши за границей истинные шпионы. (Это часто - искреннейшие коминтерновцы или чекисты, много - привлекательных женщин. Их вызывают на родину, на границе арестовывают, затем дают очную ставку с их бывшим начальником из Коминтерна, например Мировым-Короной. Тот подтверждает, что сам работал на какую-нибудь из разведок - и, значит, его подчиненные автоматически, и тем вреднее, чем честнее!);

- корейцы с Дальнего Востока (ссылка в Казахстан) - первый опыт взятия по крови;

- ленинградские эстонцы (все берутся по одной лишь фамилии, как белоэстонские шпионы);

- все латышские стрелки и латыши-чекисты - да, латыши, акушеры Революции, составлявшие совсем недавно костяк и гордость ЧК! И даже те коммунисты буржуазной Латвии, которых выменяли в 1921 году, освободив их от ужасных латвийских сроков в 2 и в 3 года. (Закрываются в Ленинграде: латышское отделение института Герцена; дом культуты латышей; эстонский клуб; латышский техникум; латышская и эстонская газеты.)

Под общий шум заканчивается и перекладка Большого Пасьянса, гребут еще недовзятых. Уже незачем скрываться, уже пора эту игру обрывать. Теперь социалистов забирают в тюрьму целыми ссылками (например, Уфа, Саратов), судят всех вместе, гонят на бойни Архипелага - стадами.

Нигде особо не объявлено, что надо стараться побольше сажать интеллигенцию, но ее и не забывали никогда в предыдущих потоках, не забывают и теперь. Достаточно студенческого доноса (сочетание этих слов давно не звучит стран но), что их вузовский лектор цитирует все больше Ленина и Маркса, а Сталина не цитирует - и лектор уже не приходит на очередную лекцию. А если он вообще не цитирует?.. Садятся все Ленинградские востоковеды среднего и младшего поколения. Садится весь состав Института Севера .

Не брезгуют и преподавателями школ. В Свердловске создано дело30 преподавателей средних школ во главе с их Завоблоно Перелем, одно из ужасных обвинений: устраивали в школах елки для того, чтобы жечь школы! Из них пятеро замучены на следствии, умерли до суда. 24 умерло в лагерях. 30-й - Иван Аристоулович Пунич, вернулся, реабилитирован. (Умри и он, мы пропустили бы здесь всех этих 30, как и пропускаем миллионы.) Многочисленные "свидетели" по их делу - сейчас в Свердловске и благоденствуют: номенклатурные работники, персональные пенсионеры. Дарвиновский отбор.

А по лбу инженеров (уже советского поколения, уже не "буржуазных") дубина опускается с равномерностью маятника. У маркшейдера Микова Николая Меркурьевича из-за какого-то нарушения в пластах не сошлись два встречных забоя. Статья 58-7, 20 лет! Шесть геологов (группа Котовича) "за намеренное сокрытие запасов олова в недрах(!- то есть за неоткрытие их!) на случай прихода немцев" (донос) - Статья 58-7, по 10 лет.

Вдогонку главным потокам - еще спец-поток: жены, Че-эСы (члены семьи)! Жены крупных партийцев, а местами (Ленинград) - и всех, кто получил "десять лет без права переписки", кого уже нет.

Груды жертв! Холмы жертв! Фронтальное наступление НКВД на города:

- у С.П.Матвеевой в одну и ту же волну, но по РАЗНЫМ "делам", арестовали мужа и трех братьев (и трое из четверых никогда не вернутся).

- у техника-электрика оборвался на его участке провод высокого напряжения. Статья 58-7, 20 лет.

- пермский рабочий Новиков обвинен в подготовке взрыва Камского моста;

- Южакова (в Перми же) арестовали днем, за женой пришли ночью. Ей предъявили список лиц и потребовали подписать, что все они собирались в их доме на меньшевистко-эсеровские собрания (разумеется, их не было). За это ее обещали выпустить к оставшимся трем детям. Она подписала, погубила всех, да и сама, конечно, осталась сидеть;

- Надежда Юденич арестована за свою фамилию. Правда, через девять месяцев установили, что она не родственница генерала и выпустили (ну, там ерунда: за это время мать умерла от волнений);

- в Старой Руссе смотрели кинофильм "Ленин в Октябре". Кто-то обратил внимание на фразу: "Это должен знать Пальчинский!" - а Пальчинский-то защищает Зимний дворец. Позвольте, а у нас медсестра работает Пальчинская! Взять ее! И взяли.

- братья Борушко (Павел, Иван и Степан) приехали в 1930 году из Польши еще МАЛЬЧИКАМИ, к своим родным. Теперь юношами они получают ПШ (подозрение в шпионаже), 10 лет;

- водительница краснодарского трамвая поздно ночью возвращалась из депо пешком, и на окраине на свою беду, прошла мимо застрявшего грузовика, близ которого суетились. Он оказался полон трупов - руки и ноги торчали из-под брезента. Ее фамилию записали, на другой день арестовали. Спросил следователь: что она видела? Она призналась честно (дарвиновский отбор). Антисоветская агитация, 10 лет.

- водопроводчик выключал в своей комнате репродуктор всякий раз, как передавались бесконечные письма Сталину. Кто помнит их?! Часами, ежедневно, оглупляюще одинаковые! Вероятно, диктор Левитан хорошо их помнит: он их читал с раскатами, с большиим чувством. Сосед донес (о, где теперь этот сосед?), СОЭ (социально-опасный элемент), 8 лет;

- полуграмотный печник любил в свободное время расписываться - это возвышало его перед самим собой. Бумаги чистой не было, он расписывался на газетах. Его газету с росчерками по лику Отца и Учителя соседи обнаружили в мешочке в коммунальной уборной. АСА, 10 лет.

Сталин и его приближенные любили свои портреты, испещрялии ими газеты, размножали их в миллионых количествах. Мухи мало считались с их святостью, да и газеты жалко было не использовать - и сколько же несчастных получило на этом срок!

Аресты катились по улицам и домам эпидемией. Как люди передают друг другу эпидемическую заразу, о том не зная - рукопожатием, дыханием, передачей вещи, так рукопожатием, дыханием, встречей на улице они передавали друг другу заразу неминуемого ареста. Ибо если завтра тебе суждено признаться, что ты сколачивал подпольную группу для отравления городского водопровода, а сегодня я пожал тебе руку на улице - значит, я обречен тоже. 

Семь лет перед тем город смотрел, как избивали деревню и находил это естественным. Теперь деревня могла бы посмотреть, как избивают город - но она была слишком темна для того, да и саму то ее добивали;

- землемер (!) Саунин получил 17 лет за... падеж скота (!) в районе и плохие урожаи (!) (а головка района вся расстреляна за то же);

- приехал на поле секретарь райкома подгонять с пахотой, и спросил его старый мужик, знает ли секретарь, что за семь лет колхозники не получили на трудодни ни грамма зерна, только соломы, и то немного. За вопрос этот получил старик АСА (антисоветская агитация), 10 лет;

- а другая была судьба у мужика с шестью детьми. Из-за этих шести ртов он не жалел себя на колхозной работе, все надеялся что-то выколотить. И впрямь, вышел ему - орден. Вручали на собрании, речи говорили. В ответном слове мужик расчувствовался и сказал: "Эх, мне бы вместо этого ордена - да пудик муки! Нельзя ли так-то?" Волчьим смехом расхохоталось собрание, и со всеми шестью своими ртами пошел новый орденоносец в ссылку.

Объединить ли все теперь и объяснить, что сажали безвинных?

Обратный выпуск 1939 года - случай в истории Органов невероятный, пятно на их истории! Но впрочем этот антипоток был невелик, около одного - двух процентов взятых перед тем - еще не осужденных, еще не отправленных далеко и не умерших. Невелик, а использован умело. Это была сдача копейки с рубля, это нужно было, чтобы все свалить на грязного Ежова, укрепить вступающего Берию и чтобы ярче воссиял Вождь. Этой копейкой ловко вбили оставшийся рубль в землю. Ведь если "разобрались и выпустили" (даже газеты бестрепетно писали об отдельных оклеветанных) - значит остальные-то посаженные наверняка мерзавцы! А вернувшиеся - молчали. Они дали подписку. Они онемели от страха. И мало кто мало что узнал из тайн Архипелага. Разделение было прежнее: воронки - ночью, демонстрации - днем.

Да, впрочем, копейку эту быстро добрали назад - в тех же годах, по тем же пунктам необъятной Статьи. Ну, кто заметил в 40-м году поток жен за неотказ от мужей? Ну, кто там помнит и в самом Тамбове, что в этом мирном году посадили целый джаз, игравший в кино "Модерн", так как все они оказались врагами народа? А кто заметил 30 тысяч чехов, ушедших в 1939 году из оккупированной Чехословакии в родную славянскую страну СССР? Нельзя было поручиться, что кто-нибудь из них не шпион. Их отправили всех в северные лагеря (и вот откуда во время войны выплывает "чехословацкий корпус"). Да позвольте, да не в 39 ли году мы протянули руку помощи западным украинцам, западным белоруссам, а затем в 40-м и Прибалтике, и молдаванам? Наши братья совсем таки оказались нечищенные и потекли оттуда потоки социальной профилактики. Брали слишком состоятельных, влиятельных, заодно и слишком самостоятельных, слишком умных, слишком заметных; в бывших польских областях - особенно густо поляков. Всюду брали - офицеров. И так население встряхивалось, смолкало, оставалось без возможных руководителей сопротивления. Так внушалось благоразумие, отсыхали прежние связи, прежние знакомства.

В финскую войну был первый опыт: судить наших сдавшихся пленников как изменников Родине. Первый опыт в человеческой истории! - а ведь вот поди ж ты, мы не заметили!

Отрепетировали - и как раз грянула война, а с нею - грандиозное отступление. Из западных республик, оставляемых врагу, надо было спешить в несколько дней выбрать еще кого можно. В Литве были с поспешностью оставлены целые воинские части, полки, зенитные и артиллерийские дивизионы, - но управились вывезти несколько тысяч семей неблагонадежных литовцев (4 тысячи из них отдали потом в красноярском лагере на разграб уркам.) С 28 июня спешили арестовывать в Латвии, в Эстонии. Но жгло, и отступать пришлось еще быстрей. Забыли вывезти целые крепости, как Брестскую, но не забывали расстреливать политзаключенных в камерах и дворах Львовской, Ровенской, Таллинской и многих других западных тюрем. В Тартусской тюрьме расстреляли 192 человека, трупы бросали в колодезь.

Как это вообразить? - ты ничего не знаешь, открывается дверь камеры, и в тебя стреляют. Ты предсмертно кричишь и никто, кроме тюремных камней не услышит и не расскажет. Говорят, впрочем, были и недострелянные. Может быть еще прочтем об этом книгу?...

В 1941 немцы так быстро обошли и отрезали Таганрог, что на станции в товарных вагонах остались советские заключенные, подготовленные к эвакуации. Что делать? Не освобождать же. И не отдавать же немцам. Подвезли цистерны с нефтью, полили вагоны, а потом подожгли. Все сгорели заживо. 

В тылу первый же военный поток был - распространители слухов и сеятели паники по специальному внекодексному Указу, изданному в первые дни войны. Это было пробное кровопускание, чтобы поддержать общую подтянутость. Давали всем по 5 лет, но не считалось 58-й статьей.

Мне едва не пришлось испытать этот Указ на себе: я встал в очередь к хлебному магазину, милиционер вызвал меня и повел для счету. Начинать бы было мне сразу ГУЛаг вместо войны, если б не счастливое заступничество.

Затем был поток не сдавших радиоприемники или радиодетали. За одну найденную (по доносу) радиолампу давали 10 лет.

Тут же был и поток немцев - немцев с Поволжья, колонистов с Украины и Северного Кавказа, и всех вообще немцев, где-либо в Советском Союзе живших. Определяющим признаком была кровь, и даже герои Гражданской войны и старые члены партии, но немцы - шли в эту ссылку.

А о крови судили по фамилии, и инженер-конструктор Василий Окороков, находя неудобным так подписываться не проектах и переназвавшийся в 30-е годы, когда еще было можно в Роберта Штеккера - красиво! и графическую роспись разработал - теперь ничего не успевал доказать, и взят был как немец."Какие задания получили от фашистской разведки?.." - А тот тамбовец Каверзнев, еще в 1918 году сменивший свою неблагозвучную фамилию на Кольбе, - когда он разделил судьбу Окорокова?..

По своей сути ссылка немцев была то же раскулачивание, только мягче,

потому что больше вещей разрешалии взять с собой и не слали в такие гиблые смертные места. Юридической же формы, как и раскулачивания, у нее не было. Уголовный кодекс был сам по себе, а ссылка сотен тысяч человек - сама по себе. Это было личное распоряжение монарха. Кроме того, это был его первый национальный эксперимент подобного рода, это было ему интересно теоретически.

С конца 1941 года, а еще больше осенью хлынул поток окруженцев. Это были защитники Отечества, те самые, кого несколько месяцев назад наши города провожали с оркестрами и цветами, кому после этого досталось встретить тяжелейшие танковые удары немцев и, в общем хаосе и не по своей совсем вине побывать не в плену, нет! - а боевыми разрознеными группами сколько-то времени провести в немецком окружении, и выйти оттуда. И вместо того, чтобы братски обнять их на возврате (как сделала бы всякая армия мира), дать отдохнуть, съездить к семье, а потом вернуться в строй - их везли в подозрении, под сомнением, бесправными обезоруженными командами - на пункты проверки и сортировки, где офицеры Особых Отделов начинали с полного недоверия к каждому их слову и даже - те ли они, за кого себя выдают. А метод проверки был - перекрестные допросы, очные ставки, показания друг на друга. После проверки часть окруженцев восстанавливалась в своих именах, в званиях и доверии и шла на воинские формирования. Другая часть, пока меньшая, составила первый поток изменников родине. Они получали 58-1-б, но сперва, до выработки стандарта, меньше десяти лет.

Так очищалась армия Действующая. Но еще была огромная армия Бездействующая на Дальнем Востоке и в Монголии. Не дать заржаветь этой армии - была благородная задача Особых Отделов. У героев Халхин-Гола и Хасана при бездействии начинали развязываться языки, тем более, что им теперь дали изучать до сих пор засекреченные от собственных солдат дегтяревские автоматы и полковые минометы. Держа в руках такое оружие, им трудно было понять, почему мы на Западе отступаем. Через Сибирь и Урал им никак было не различить, что отступая по 120 километров в день, мы просто повторяем кутузовский заманивающий маневр. Облегчить это понимание мог только поток из Восточной армии. И уста стянулись, и вера стала железной.

Само собою в высоких сферах тоже лился поток виновников отступления (не Великий же Стратег был в нем повинен!). Это был небольшой, на полсотни человек, генеральский поток, сидевший в московских тюрьмах летом 1941 года, а октябре 41-го увезенный на этап. Среди генералов больше всего было авиационных - командующий воздушными силами Смушкевич, генерал Е.С.Птухин (он говорил: "если б я знал - я бы сперва по Отцу Родному отбомбился, а потом бы сел!") и другие.

Победа под Москвой породила новый поток: виновных москвичей. Теперь при спокойном рассмотрении оказалось, что те москвичи, кто не бежал и не эвакуировался, а бесстрашно оставался в угрожаемой и покинутой властью столице, уже тем самым подозреваются: либо в подрыве авторитета власти (58-10); либо в ожидании немцев (58-1-а через 19-ю, этот поток до самого 1945 года кормил следователей Москвы и Ленинграда).

Разумеется, 58-10, АСА, никогда не прерывалась, и всю войну довлела тылу и фронту. Ее получали эвакуированные, если рассказывали об ужасах отступления (по газетам же ясно было, что отступление идет планомерно); ее получали на фронте клеветавшие, что у немцев сильная техника; в 1942 году ее получали повсюду и те, кто клеветал, будто в блокированном Ленинграде люди умирали с голоду.

В том же году после неудач под Керчью (120 тысяч пленных), под Харьковом (еще больше), в ходе крупного южного отступления на Кавказ и к Волге, прокачан был еще очень важный поток офицеров и солдат, не желавших стоять насмерть и отступавших без разрешения - тех самых, кому, по словам бессмертного сталинского приказа N 227, Родина не может простить своего позора. Этот поток не достиг, однако, ГУЛага: ускоренно обработанный трибуналами дивизий, он весь гнался в штрафные роты и бесследно рассосался в красном песке передовой. Это был цемент фундамента сталинградской победы, но в общероссийскую историю не попал, а остается в частной истории лагерей…

--------------------------------------------------------------------------------------

Это описание мизерной капли в океане общей зачистки общества от "врагов народа". В 37-40 гг Сталин перебил высший комсостав РККА, военных инженеров, подогнал войска (базы, аэродромы) к самой границе, ведь по его теории мы "ни пяди не отдадим и воевать будем исключительно на чужой территории малой кровью". Планировать и отрабатывать действия войск в обороне и тем более, окружении, было для советских военачальников смертельно опасно, их бы тут же обвинили в нарушении "указаний", антисоветском заговоре", "шпионаже на 3-4 иностранных разведки". Созданная система партизанских баз и кадров на территории Белоруссии и Украины на случай глубокого прорыва противника была уничтожена НКВД перед войной полностью…

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Куда делись военные, которые ранеными попадали в немецкий плен (включая немногих переживших войну защитников Брестской крепости)? Солдаты, попавшие в окружение, но титаническими усилиями сумевшие прорваться к своим?

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Похожие материалы:

Глоссарий основных терминовк Курсу лекций по Общественномуздоровью и здравоохранению

Логистический процесс управления запасами в фокусном звене цепи поставок продукции производственно-технического назначения

Курсовая работа. Кафедра логистики. Цель данной работы заключается в разработке основных направлений совершенствования системы управления товарными запасами в ЗАО «Патио».

Навыки инициатора медиации (медиатора)

Задать вопрос – лучший способ изучить интересы сторон, причины конфликта и уровень его эскалации, а также показать свою заинтересованность в разрешении спора. Открытые и закрытые вопросы.

Исторические аспекты возникновения и развития общественного мнения

Общественное мнение на различных этапах развития общества. Феномен общественного мнения в философско-социологических теориях.

Административное принуждение

Группы административного принуждения. Меры процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях

Сохранить?

Пропустить...

Введите код

Ok