Наследование по закону и по завещаниюв римском частном правем.С. Абраменков

Документ предоставлен КонсультантПлюс

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ И ПО ЗАВЕЩАНИЮ

В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

М.С. АБРАМЕНКОВ

Абраменков Михаил Сергеевич, заместитель главного редактора журнала "Наследственное право", кандидат юридических наук.

Статья посвящена описанию исторического развития наследования по закону и по завещанию в римском частном праве от квиритского периода до кодификации "Corpus iuris civilis".

Ключевые слова: наследование, наследование по завещанию, наследование по закону, наследственное право, римское частное право.

Intestate and testamentary succession in Roman private law

M.S. Abramenkov

Abramenkov Mikhail Sergeevich, deputy editor-in-chief of journal "Law of Succession", candidate of juridical sciences.

In the article historical development of intestate and testamentary succession in Roman private law is described, from the period of Quirites till "Corpus iuris civilis" codification.

Key words: succession, testamentary succession, intestate succession, law of succession, Roman private law.

Общеизвестно, что основные правовые конструкции, регулирующие переход имущества в порядке наследования, были разработаны еще в римском частном праве, и большинство из них было в дальнейшем воспринято с той или иной степенью модификации значительным числом из ныне существующих национальных систем гражданского права <1>.

--------------------------------

<1> См.: Баринов Н.А., Блинков О.Е. Наследование в международном частном праве и сравнительном правоведении // Наследственное право. 2013. N 1. С. 33 и сл.

Прежде всего римским юристам мы обязаны самым понятием наследования: "Наследование есть не что иное, как преемство во всей совокупности прав, которыми обладал умерший" ("Hereditas nihil aliud est, quam successio in universum ius quod defunctus habuerit") (Digesta, 17.50.62) <2>. На наследников возлагалась также обязанность отвечать своим имуществом по долгам наследодателя. Иными словами, концептуальной основой римского наследственного права, которую оно сохранило на всем протяжении своего существования, был тезис о том, что в потомках и иных преемниках умершего субъекта как бы "продолжалась" его личность, т.е. переход имущества по наследству представлял собой универсальное правопреемство, при котором наследодатель и наследник считались как бы одним и тем же лицом. На это, кстати, прямо указывалось в одной из новелл императора Юстиниана: "Наши законы рассматривают наследника и того, от кого к нему переходит наследство, как своего рода одно лицо" ("Nostris videtur legibus una quodammodo persona heredis et illius qui hereditatem in eum transmittit") (Novellae, 48) <3>.

--------------------------------

<2> См.: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. VII. Полутом 2. М.: Статут, 2005. С. 534, 535.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<3> См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. С. 222.

Именно такое понимание сущности наследования в настоящее время принято в большинстве стран континентальной - романо-германской - правовой семьи, в том числе и в России.

В развитии наследственного права в Риме можно выделить следующие основные этапы: а) наследование в древнем цивильном праве; б) наследование по преторскому праву; в) наследование по императорскому законодательству до Юстиниана; г) наследование по праву Юстиниана. Наследование могло осуществляться по закону, если умерший не оставил распоряжений о своем имуществе, либо по завещанию.

Цивильное право. Характеризуя возникновение римского наследственного права, И.А. Покровский отмечал: "...зародившись на почве семейного и родового строя, наследование на первых порах имеет характер некоторого естественного и частной волей неотменимого порядка. Наследниками являются естественно и необходимо те лица, которые ближе к покойному в порядке патриархального родства: если покойный оставил детей, они вступают в его имущество; если детей нет, наследство переходит к тем лицам, с которыми покойный прежде составлял одну семью, и т.д. вплоть до исчерпания рода. Порядок призвания к наследованию определяется, таким образом, самым порядком родства; это последнее составляет естественный закон наследования, и в этом смысле можно говорить, что в древнейшее время существует только наследование по закону - hereditas legitima. Этот законный порядок вначале стоит выше всякой частной воли и имеет характер неотменимости" <4>.

--------------------------------

<4> См.: Покровский И.А. История римского права. М.: Статут, 2004. С. 490.

В то же время уже положения Законов XII таблиц, касающиеся наследования, начинались со слов: "Да будет так, как постановит домовладыка о судьбе своего имущества и об опеке над ним. Если же умрет, не оставив завещания..."

При этом характерной чертой римского наследственного права, которую оно сохранило навсегда, было положение о том, что "право не допускает, чтобы одно и то же лицо умерло одновременно и оставив завещание, и без завещания" (Digesta, 50.17.7) <5>. Например, если в завещании наследнику передавалась четверть имущества, то он считался преемником во всей совокупности имущественных благ, принадлежавших наследодателю.

--------------------------------

<5> См.: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. VII. Полутом 2. С. 525.

Если умерший не выразил свою волю относительно судьбы принадлежавшего ему имущества, то оно распределялось между тремя классами наследников. Прежде чем охарактеризовать состав каждого из классов, обратим внимание на одно существенное обстоятельство. Как отмечает И.А. Покровский, отличительной чертой цивильной системы наследования без завещания было отсутствие распределения наследников по очередям, т.е. к преемству в имуществе умершего призывались те лица, которые были наиболее близки к умершему в момент смерти - и если они не принимали наследство, то оно не переходило к дальнейшим родственникам наследодателя, а становилось выморочным <6>. Таким образом, классы наследников в римском цивильном праве нельзя отождествлять с очередями в современном их понимании.

--------------------------------

<6> См.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 494.

Первый класс наследников составляли те, кто находился под властью домовладыки-наследодателя (paterfamilias) - sui heredes ("свои наследники"). Сюда относились супруга в браке in manu, дети и усыновленные покойным лица, а также внуки от умерших ранее сыновей и дочерей наследодателя. Причем если в наследовании участвовали внуки умершего, то имущество делилось между преемниками поколенно (per stirpes), поровну: внуки вместе получали ту часть наследства, которая причиталась бы их родителю, если бы он был в живых (наследование по праву представления - successio in iure representationis).

Говоря о призвании к преемству этой категории лиц, необходимо уточнить, что переход к ним имущества все-таки не был наследованием в строгом смысле. Дело в том, что все то, на что распространялась власть домовладыки, - его домочадцы, рабы, материальные имущественные ценности - составляло особый единый комплекс, familia. Соответственно уже при жизни paterfamilias его подвластные были участниками семейного хозяйства и домашнего религиозного культа, а имущество, входящее в состав familia, служило нуждам всей семьи и после смерти главы дома оставалось в той же семье - у "своих", не переходя к посторонним лицам. На это обращал внимание, в частности, Павел: "Представляется очевидным, что для своих наследников непрерывность собственности приводит к тому, что считается, будто не было никакого наследования". Например, сын после смерти отца "получает скорее не наследство, а неограниченное управление имуществом" (Digesta, 28.2.11) <7>.

--------------------------------

<7> См.: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. V. Полутом 1. М.: Статут, 2004. С. 39.

Ко второму классу наследников относились члены семьи - ближайшие агнаты умершего (agnati proximi). Прежде чем охарактеризовать состав данного класса, опишем в общих чертах строение римской агнатической семьи.

Агнатами считались лица, подчиненные власти одного домовладыки в прошлом, или же те, кто был бы ему подчинен, если бы paterfamilias не умер. Агнатическое родство определялось линиями и степенями. Линия могла быть прямой, если, например, одно лицо происходило от другого (отец и сын, дед и внук - агнаты по прямой линии), или боковой, если, например, лица не происходили друг от друга, но имели общего предка (братья, дядя и племянник - агнаты по боковой линии), а также восходящей (от лица к его предкам) или нисходящей (от лица к его потомкам). Степень агнатического родства определялась для прямой линии числом рождений, отделявших данное лицо от домовладыки (сын был его агнатом первой степени, внук - агнатом второй степени и т.д.), а для боковой линии - общим числом рождений, отделявших двух лиц от общего для них paterfamilias (братья - агнаты второй степени, имеют общего отца; дядя и племянник - агнаты третьей степени, общим предком для них является отец дяди, т.е. дед племянника, и пр.).

Итак, во второй класс наследников включались братья и сестры наследодателя, а также его мать, если она состояла с отцом в браке cum manu, - т.е. лица, находящиеся во 2-й степени агнатического бокового родства с покойным (мать по отношению к умершему в этом случае была in loco sororis - в положении сестры, что и служило основанием приравнивания ее к агнатам второй степени). Если не было агнатов второй степени, то призывались агнаты третьей степени и т.д. Все наследники одинаковой степени делили между собой наследство in capita (поголовно). Женщины призывались к наследованию, включая полнородных сестер умершего, но не далее.

Третий класс наследников составляли члены рода умершего - gentiles. По мнению И.А. Покровского, "первоначально... имущество шло в род (gens) как таковой, причем от рода зависело распорядиться им как угодно; позже наследство, по-видимому, разделялось между отдельными gentiles. Но уже к концу республики вместе с окончательным падением патрицианской родовой организации этот класс наследников исчез" <8>.

--------------------------------

<8> См.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 507.

Преторское право. С развитием гражданского оборота цивильная система наследования ab intestate все более обнаруживала свое несоответствие потребностям времени. В частности, узость круга законных наследников, обозначенного в Законах XII таблиц, нередко приводила к тому, что имущество, не принятое никем из указанных лиц, становилось бесхозяйным и, следовательно, могло быть захвачено кем угодно.

Правила преторского эдикта, не отменяя формально положений цивильного права (считалось даже, что претор действует лишь в целях "развития", "восполнения" и "исправления" его норм), существенным образом корректировали их - прежде всего за счет включения в число наследников - по терминологии эдикта, "владельцев наследственного имущества", - наряду с агнатами также и когнатов умершего - его кровных родственников, которые ранее к преемству в имуществе не призывались. В эдикте было установлено четыре разряда наследников, причем в отличие от классов в цивильном праве, в случае непринятия наследства лицами, входящими в предыдущий разряд, имущество не становилось выморочным, а переходило к наследникам следующего разряда, что позволяет говорить о постепенном формировании очередности преемства.

К первому разряду (unde liberi) относились все дети умершего и лица, приравненные к детям. Сюда включались, во-первых, все лица, являющиеся sui heredes по цивильному праву, и, во-вторых, эманципированные - освобожденные из-под родительской власти - дети наследодателя, а также дети, отданные им в усыновление, если к моменту смерти отца они не находились под властью усыновителя. Родственники ближайшей степени родства отстраняли более отдаленных, внуки и иные потомки детей умершего наследовали по праву представления. В то же время новый порядок наследования в определенной степени ухудшал положение неэманципированных детей наследодателя и его внуков от эманципированных детей.

С одной стороны, все имущество подвластных - продукт их труда - поступало в состав наследственной массы. С другой стороны, эманципированный сын домовладыки, помимо освобождения из-под власти последнего, получал известный выдел из имущества и затем уже трудился сам на себя. Следовательно, эманципированные дети умершего в аспекте своих наследственных прав находились в более выгодном положении по сравнению с подвластными детьми. В целях исправления создавшейся ситуации преторский эдикт предписывал, чтобы эманципированные дети при наследовании вносили в состав наследственной массы все свое имущество, и только после этого осуществлялось ее распределение между наследниками.

Ухудшение положения внуков наследодателя от его эманципированных детей обусловливалось тем, что они отстранялись от наследования своим отцом как более близким родственником по отношению к paterfamilias. В дальнейшем в преторский эдикт были внесены изменения: эманципированный сын должен был разделить свою долю пополам со своими детьми.

Состав трех последующих разрядов определялся так: а) второй разряд наследников (unde legitimi) состоял из sui heredes, за исключением эманципированных детей, а также agnati proximi (при отсутствии sui heredes наследовали только агнаты); б) в третий разряд (unde cognati) входили кровные родственники умершего до шестой степени родства включительно, а также дети троюродных братьев и сестер. Следовательно, в составе этого разряда могли наследовать кровные родственники из числа sui heredes, эманципированные дети, дети, отданные на усыновление, даже если они находились под властью усыновителя. В боковых линиях наследственные права женщин не ограничивались. Родственники ближайшей степени родства отстраняли более дальних, родственники одинаковой степени делили наследство поровну; в) в качестве наследников четвертого разряда (unde vir et uxor) призывались пережившие супруги - муж после жены и жена после мужа.

Таким образом, преторская система наследования, в противоположность древнему цивильному праву, основывалась на последовательном призвании к преемству в имуществе умершего одних степеней и разрядов наследников за другими (successio ordinum et graduum).

Императорское законодательство. В период империи все большее усиление значения когнатического родства заставляет законодательство идти далее по пути, намеченному преторским эдиктом. Целый ряд отдельных законов осуществляет эту тенденцию, усиливая наследственные права тех или других когнатов за счет агнатов. Первый шаг в этом направлении был сделан при императоре Адриане, когда женщине было предоставлено цивильное право наследования после ее детей. Вследствие этого мать призывалась теперь не в третьем, а во втором классе: ее отстраняют от наследования только собственные дети умершего, его отец и братья; с сестрой покойного мать делит наследство пополам.

В дальнейшем специальным актом Сената 178 г. (senatusconsultum Orphitianum) при Марке Аврелии и Коммоде было предоставлено такое же наследственное право во втором классе наследников детям после матери. Закон императоров Валентиниана, Феодосия и Аркадия расширяет права детей на наследование после родственников с материнской стороны.

В конце концов благодаря этим многочисленным, но частичным поправкам принцип агнатического родства был значительно потеснен, но вся система наследования по закону приобрела чрезвычайно сложный и запутанный вид.

Наследование в праве Юстиниана. Двумя своими новеллами - 118 (543 г.) и 127 (548 г.) - император Юстиниан ввел новую систему наследования без завещания, основанную исключительно на когнатическом родстве. Все наследники делились на четыре разряда: а) к первому разряду относились нисходящие умершего - дети, внуки и т.д. При этом внуки наследовали по праву представления, т.е. получали долю, которая причиталась бы их умершему родителю; б) во второй разряд входили ближайшие восходящие наследодателя - родители, деды, бабки, а также его полнородные братья и сестры (дети последних наследовали по праву представления). Если наследовали только восходящие, то имущество распределялась по линиям - по половине наследства получали восходящие со стороны отца и матери наследодателя; в) в качестве наследников третьего разряда призывались неполнородные братья и сестры умершего (единокровные - происходящие от одного с умершим отца, но от разных матерей, или единоутробные - имевшие общую с умершим мать, но разных отцов), а также их дети - по праву представления; г) четвертый разряд наследников - остальные боковые родственники без ограничения степеней. В отношении наследования супругами было установлено правило о том, что неимущая вдова наследовала вместе с призываемыми и получала 1/4 часть имущества, но не более 100 фунтов золотом. Если она наследовала вместе с детьми, то получала свою долю имущества в узуфрукте <9>.

--------------------------------

<9> См.: Самойлова М.В. Новеллы Юстиниана и основные понятия современного наследственного права // Наследственное право. 2013. N 3. С. 3 - 4.

Возможность распорядиться своим имуществом на случай смерти посредством составления завещания (testamentum) была закреплена, как отмечалось выше, еще в Законах XII таблиц. Модестин давал следующее определение завещания - это "правомерное выражение... воли, когда кто-то желает, чтобы нечто было сделано после его смерти" (Digesta, 28.1.1) <10>. Для того чтобы завещание произвело ожидаемый наследодателем юридический результат, необходимо было, чтобы оно, во-первых, соответствовало установленной форме, во-вторых, было оставлено лицом, обладающим активной завещательной правоспособностью (testamenti factio activa), и в-третьих, чтобы наследником было назначено лицо, обладающее пассивной завещательной правоспособностью (testamenti factio passiva).

--------------------------------

<10> См.: Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. V. Полутом 1. С. 21.

Формы завещания. В цивильном праве существовали две основные формы завещания - завещание, совершаемое в комициях, т.е. в народном собрании (testamentum comitiis calatis), и завещание, совершаемое перед войском, собравшимся в поход (testamentum in procinctu). Уже из названий данных форм завещания видно, что они совершались открыто и публично. Последнее объяснялось, помимо прочего, тем, что назначение наследника затрагивало интересы всего рода, в силу чего завещание нуждалось в одобрении со стороны общины, хотя гласность распоряжений далеко не всегда отвечала интересам наследодателя.

При совершении завещания в народном собрании, которое для этого созывалась по куриям дважды в год, завещатель устно выражал свою волю - назначал себе наследника, опекуна своей супруге и несовершеннолетним детям и пр., а затем просил народ подтвердить его распоряжения: "et vos, Quirites, testimonium mihi prohibitote" ("и вы, квириты, засвидетельствуйте это"). Недостатки данной формы завещания состояли в том, что совершить его можно было лишь в строго определенное время - в период созыва народных собраний. Кроме того, совершить завещание в данной форме не имели возможности те, кто не имел права участвовать в народных собраниях.

В военное время созыв комиций был затруднителен или даже невозможен, вследствие чего завещатель мог провозгласить свою волю перед войском, собиравшимся в поход, перед военным строем. В то же время такая форма завещания была недоступна тем лицам, которые не могли участвовать в военных походах, - старикам и больным, хотя именно они были наиболее заинтересованы в том, чтобы составить распоряжение на случай смерти.

Для преодоления отмеченных проблем преторской практикой была выработана еще одна форма завещания - манципационное завещание, "завещание посредством меди и весов" ("testamentum per aes et libram"). Суть данной формы состояла в том, что завещатель в присутствии пяти свидетелей и весовщика передавал свое имущество доверенному лицу, именовавшемуся "familiae emptor", а последний, держа в руках слиток меди, произносил следующую формулу: "Я утверждаю, что твое имущество находится по твоему указанию под моей охраной, и оно пусть будет мною куплено за эту медь, в соответствии с твоим правом завещать имущество согласно публичному закону". После этого слиток металла полагался на весы и передавался завещателю, который устно излагал свои распоряжения и торжественно просил свидетелей подтвердить их. Последняя воля завещателя также могла быть изложена на особых навощенных табличках, которые скреплялись восемью печатями и подписями - самого завещателя, его доверенного лица, весовщика и пяти свидетелей. В дальнейшем претор в своем эдикте прямо указал, что будет признавать наследником того, кто представит завещание, скрепленное установленным в соответствии с законом числом печатей. Однако данная форма завещания также не была лишена недостатков, основной из которых состоял в том, что наследственное имущество переходило в собственность доверенного лица, "купившего" его за слиток меди, и после смерти завещателя становившегося в положение наследника. Права лиц, которым было что-либо предназначено в завещании, получали защиту посредством специального иска к familiae emptor. Правда, в последующем продажа наследства превратилась в простую формальность.

В дальнейшем письменное завещание стало основной формой частного распоряжения имуществом на случай смерти - оно должно было быть подписано завещателем и семью свидетелями, что устанавливалось Конституцией императоров Феодосия II и Валентиниана III (439 г.). Кроме того, допускалось устное завещание, совершенное, как и письменное, в присутствии семи свидетелей. Общим требованием для обеих форм была непрерывность совершения требуемых процедур (unitas actus).

В некоторых случаях формальности, необходимые для совершения завещания, были несколько усложнены.

Так, если завещатель был слеп, то необходимо было участие нотариуса (tabularius). Если завещание совершалось во время эпидемии (testamentum tempore pestis conditum), когда одновременное присутствие многих лиц может быть опасно, unitas actus не требовалось. Если в завещании содержались только указания о разделе наследства между законными детьми (divisio inter liberos), то достаточно было собственноручного письма завещателя без всяких свидетельских подписей. Наибольшее отступление от общих правил представляло собой завещание солдат (testamentum militis), которые, будучи "крайне неопытны в делах", освобождались от соблюдения всяких предписаний относительно формы совершения своих распоряжений на случай смерти, как это передает Ульпиан, ссылаясь на один из императорских указов: "...пусть они составляют завещания так, как желают, пусть они составляют их так, как могут, и пусть одной только воли завещателя будет достаточно для распределения его имущества" (Digesta, 29.1.1) <11>.

--------------------------------

<11> Там же. С. 195.

Наряду с описанными формами частного завещания в период абсолютной монархии появляются и формы публичного завещания, совершаемого при участии органов государственной власти. Среди них завещание, изъявленное перед судом и занесенное в протокол (testamentum apud acta conditum), и завещание, переданное на хранение в канцелярию императора (testamentum principi oblatum).

Завещательная правоспособность. Она имела две разновидности - способность завещать имущество (testamenti factio activa) и способность быть наследником по завещанию (testamenti factio passiva). По общему правилу, завещательной правоспособностью обладали лица, которые были полностью правоспособны в сфере имущественных отношений. Однако из данного положения имелся ряд исключений. В частности, женщины до II в. были вовсе лишены возможности составлять завещания. Начиная же со II в. женщина могла совершить завещание с согласия опекуна, а в праве Юстиниана была полностью уравнена с мужчиной в отношении активной завещательной правоспособности. Кроме того, не могли завещать имущество такие категории лиц, как intestabilitas, - те, кто присутствовал при совершении гражданских сделок, а затем отказывался подтвердить факт их совершения, а также - в праве Юстиниана - еретики.

Пассивной завещательной правоспособностью наделялись прежде всего, по аналогии с активной ее разновидностью, полностью правоспособные лица. Наследником в завещании мог быть также назначен раб - как принадлежащий наследодателю, так и чужой. В первом случае раб становился свободным, но не мог отказаться от наследства, являясь необходимым наследником. Во втором случае раб принимал наследство по приказу своего хозяина, и именно последний становился обладателем имущества. Лишь в одном случае раб мог самостоятельно решить, принимать ему наследство или нет, - если к моменту открытия наследства он был освобожден из рабства. Intestabilitas и еретики не могли быть наследниками по завещанию.

В 169 г. до н.э. был принят закон (lex Voconia), в соответствии с которым не могли наследовать по завещанию женщины после граждан, обладавших имуществом на сумму более 100000 сестерций. Это ограничение было направлено на воспрепятствование расточительности женщин из высших общественных слоев. В дальнейшем с отпадением ценза оно утратило всякое значение.

Каких-либо особых предписаний относительно хранения и вскрытия завещаний не существовало. Закон императора Августа (6 г. н.э.), который ввел 5%-ную пошлину с наследства (vicesima hereditatum), в целях фискального контроля предписал под угрозой штрафа в течение пяти дней после смерти завещателя предъявлять завещание магистратам, в присутствии которых и происходила затем торжественная процедура вскрытия завещания. Навощенные таблички с текстом завещания предъявлялись лицам, которые были свидетелями при его составлении, для опознания своих печатей и подписей, а затем шнур разрезался, завещание раскрывалось и оглашалось.

Назначение наследника. Особенностью римского завещательного наследования было непреложное требование о том, что распоряжение имуществом на случай смерти обязательно должно было содержать условие о назначении наследника - institutio heredis, что составляло суть завещания (caput et fundamentum testamenti). При этом самая форма, в которой совершается назначение, должна была быть торжественной, например: "Тиций да будет моим наследником" ("Titius heres mihi esto"). Это требование, очевидно, сохраняло силу с тех времен, когда завещания совершались публично, и завещатель должен был выразить свою волю таким образом, чтобы не оставалось сомнений в его намерениях. Всякие иные выражения, даже если по смыслу они совпадали с приведенной формулой, не считались достаточными для назначения наследника и не сообщали завещанию законной силы. Лишь императорская Конституция 339 г. разрешила наследодателю назначать себе преемника в свободной форме ("quibus-cumque verbis").

Наряду с обычным назначением наследника в завещании могло содержаться также распоряжение о субституции - подназначении наследника (substitutio heredis), когда завещатель указывал, кому должно перейти его имущество, если основной наследник, указанный в завещании, не сможет по каким-либо причинам наследовать - например, умрет ранее завещателя. Особую разновидность подназначения составляла субституция, когда родители назначали наследника своему малолетнему или безумному нисходящему на случай, если он станет наследником, но умрет до наступления совершеннолетия или до выздоровления.

Легаты и фидеикомиссы. Наряду с назначением наследника (но непременно вместе с таким назначением) завещание могло содержать особые распоряжения о возложении на наследника определенных имущественных обязанностей в пользу третьих лиц - завещательный отказ, легат (legatus). Такие лица становились сингулярными правопреемниками умершего - к ним переходили только имущественные права. Существовало четыре вида легатов <12>.

--------------------------------

<12> См.: Покровский И.А. Указ. соч. С. 528 - 529.

Первый вид - виндикационный легат (legatum per vindicationem). Этот легат устанавливался обыкновенно посредством формулы "даю и отказываю" ("do, lego") - "Я даю и отказываю Луцию Тицию раба Стиха" ("Lucio Titio servum Stichum do, lego"). Как видно из названия данного вида завещательного отказа, с его помощью завещатель мог обязать наследника передать кому-либо определенную вещь. Выгодоприобретатель - легатарий (legatarius) получал в момент принятия наследства наследником сразу право собственности на отказанную вещь и мог в случае невыдачи предъявить виндикационный иск. Дамнационный легат (legatum per damnationem) - это распоряжение, при установлении которого употреблялась формула "Мой наследник да будет обязан дать сто Луцию Тицию..." ("Heres meus Lucio Titio... dare damnas esto"). Этим легатом на наследника возлагалось обязательство исполнить то, что отказано. С помощью так называемого непрепятствующего легата (legatum sinendi modo) наследник обязывался только позволить (не мешать) легатарию взять отказанную вещь; вероятно, это лишь некоторая модификация legatum per damnationem. Еще одна разновидность легата - legatum per praeceptionem. При данном легате, очевидно, отказополучатель приобретал долю в наследстве до его раздела. Природа данного вида легата до конца не выяснена.

Легаты подчинялись таким же формальным требованиям, как и завещание вообще. Малейшая ошибка в выборе надлежащей формы легата (например, если была отказана per vindicationem вещь, не принадлежащая завещателю, которую - по мысли завещателя - наследник должен еще купить) вела к полной его ничтожности. В дальнейшем этот формализм ослабляется, а затем и вовсе исчезает. В частности, один из сенатусконсультов, принятых при императоре Нероне (senatusconsultum Neronianum), установил, что в случае ошибки в форме легат должен иметь силу legatum per damnationem, т.е. давать легатарию только обязательственное требование против наследника. Наконец, после того как была отменена необходимость известных стереотипных выражений для institutio heredis, она была отменена и для легатов законом императора Констанция (339 г.).

Наряду с легатами в римском праве существовала еще одна форма возложения на наследника имущественной обязанности в пользу третьих лиц - фидеикомиссы. Они возникли из тех неформальных, личных просьб выдать кому-либо что-то или выполнить что-то для кого-либо, с которыми наследодатель нередко обращался к наследнику перед смертью, уповая, следовательно, не на защиту закона, а лишь на "добрую совесть" наследника - fides, откуда и возникло слово "фидеикомисс". Основные различия между легатами и фидеикомиссами состояли в том, что последние могли возлагаться и на наследника по закону, не требовалось непременного включения их в завещание, и, кроме того, они не обременялись строгими предписаниями в отношении формы совершения. Распространенной формой возложения фидеикомиссов был кодицилл - письмо на имя наследника. Более того, нередко в завещание включалась оговорка о том, чтобы наследник рассматривал его как кодицилл (clausula codicilliaris) на тот случай, если оно не полностью соответствовало установленной форме.

Различие между легатами и фидеикомиссами с течением времени постепенно сглаживалось. Этот процесс был закончен Юстинианом. Своим указом 529 г. он установил, что как всякий легат, так и всякий фидеикомисс рождает для лица, в пользу которого установлен, обязательственное требование против наследника, снабженное законной ипотекой на наследственное имущество. Сверх того, если объектом отказа является вещь, находящаяся в составе наследственной массы, то легатарий или фидеикомиссарий имеет право виндицировать ее. Указ 531 г. подтвердил окончательно тождество легатов и фидеикомиссов. Одновременно были ужесточены формальные требования к кодициллам - они должны были совершаться в присутствии пяти свидетелей.

Фидеикомисс мог охватывать не только часть наследственного имущества, но и все наследство в целом - так называемый универсальный фидеикомисс (fideicomissum hereditatis). В результате наследник сохранял только формально свой статус наследника, а права и обязанности наследодателя переходили на фидеикомиссария.

В то же время неограниченная свобода отказов приходила в противоречие с интересами наследников по завещанию. В целях защиты их прав были приняты несколько законодательных актов, направленных на ограничение свободы легатов, среди которых наиболее известен закон Фальцидия (lex Falcidia) 40 г. до н.э., установивший, что наследник, назначенный в завещании, должен был получить не менее четверти наследства без обременения ее отказами ("Фальцидиева четверть").

Литература

1. Баринов Н.А., Блинков О.Е. Наследование в международном частном праве и сравнительном правоведении // Наследственное право. 2013. N 1. С. 33 - 40.

2. Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. V. Полутом 1. М.: Статут, 2004. 616 с.

3. Дигесты Юстиниана / Пер. с лат.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. VII. Полутом 2. М.: Статут, 2005. 608 с.

4. Покровский И.А. История римского права. М.: Статут, 2004. 540 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

5. Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1997. 448 с.

6. Самойлова М.В. Новеллы Юстиниана и основные понятия современного наследственного права // Наследственное право. 2013. N 3. С. 3 - 5.

Абраменков М.С. Наследование по закону и по завещанию в римском частном праве // Наследственное право. 2014. N 3. С. 7 - 12.

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Файл

наследование по закону и завещанию.doc

наследование по закону и завещанию.doc
Размер: 98.5 Кб

.

Пожаловаться на материал

Статья посвящена описанию исторического развития наследования по закону и по завещанию в римском частном праве от квиритского периода до кодификации "Corpus iuris civilis". Ключевые слова: наследование, наследование по завещанию, наследование по закону, наследственное право, римское частное право.

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Похожие материалы:

Квантовая теория микрочастицы. Примеры решения уравнения Шредингера

Функция состояния микрочастицы Принцип квантовой суперпозиции Принцип неопределенности Волновая функция свободной микрочастицы Нестационарное уравнение Шредингера Стационарное уравнение Шредингера Уравнение Клейна-Гордона-Фока и волновая функция фотона

Психолого-педагогическое исследование его сущность и планирование. Методы психолого-педагогического исследования и их классификация

Дискуссия в учебном процессе, ее значение, приемы организации. Организация дискуссионного обсуждения проблемы принятия управленческого решения в процессе изучения темы «Государственный долг и государственные ценные бумаги РФ» по курсу «Рынок ценных бумаг».

Требования к содержанию дипломной работы. Кафедра географии, картографии и геоинформатики

Структура и объем дипломной работы. При оформлении дипломной работы используется литературный материал и результаты собственных исследований и наблюдений.

Особенности развития Российской Федерации

Основными тенденциями в развитии современного мира являются информатизация общества, глобализация социальных процессов и нарастание глобальных проблем. Все эти тенденции так или иначе находят своё отражение в развитии современной России и сказываются на состоянии российского общества.

Преступления против порядка управления

Понятие и виды преступлений против порядка управления Преступные посягательства на охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности . Преступные посягательства на установленный государством порядок ведения официальной документации . Преступные посягательства на установленный государством порядок комплектования Вооруженных Сил, авторитет государства и неприкосновенность Государственной границы . Преступные посягательства на охрану прав и законных интересов граждан, частных общественных и государственных организаций

Сохранить?

Пропустить...

Введите код

Ok