Реферат на тему: Интуиция в философии и науке

28

СПбГХПА им. А. Л. Штиглица

Реферат на тему  Интуиция в философии и науке»

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие, сущность интуиции

Глава 2. Виды интуиции

Глава 3. Интуиция в философии

Глава 4. Интуиция в науке

Заключение

Список литературы

Введение

Темой данной работы является: «Интуиция в философии и науке». Мне кажется, эта тема актуальна всегда, ведь человек постоянно изучает окружающий мир и свою собственную природу. Одним из самых интересных способов познания является интуиция.

Интуиция отражается особым видом мышления, где отдельные факторы процесса можно отнести в сознании к восприятию истины, где существует высокая вероятность логического мышления. Природа интуитивного мышления изучена недостаточно глубоко. Сейчас мы можем определить лишь общие особенности данных процессов.

Интуиция может быть особым явлением, феноменальным, отражающимся в деятельности человека, здесь оно играет большую роль в творчестве и обыденной жизни.

В течение времени философы определяли интуицию по-разному. В этой работе я хочу рассмотреть эти многообразные подходы и термины. Раскрыть и обосновать такие понятия как: интуиция, сущность интуиции, виды интуиции, отношение интуиции к философии, интуиция в науке.

В связи с поставленной целью необходимо разрешение следующих задач:

- рассмотреть понятие, сущность интуиции;

- исследовать виды интуиции;

- проанализировать отношение интуиции к философии и науке.

Методами исследования в данной работе являются: рассмотрение исторических фактов, анализ литературных источников, анализ статистических и аналитических источников.

Теоретической основой в данной работе являются труды следующих авторов: Ахутин А. В., Балашов Л. Е., Кубаева Г. И., Дронова Л. А., Лазарева Н. М., Лезер Дж., Светлов В., Фороендер К., Царегородцев Г. И., Щербинин М. Н., и других.

Глава 1. Понятие, сущность интуиции

Само слово интуиция пришло к нам из латинского языка: интуиция – от лат. intuitio – созерцание, от лат. intueor – пристально смотрю; или от лат. глагола intueri, означающего «всматриваться», «проникать взглядом» (зрением), «мгновенно постигать».

За столетия изучения этого феномена накопилось много определений интуиции, научных концепций и теорий. Изучением этой способности занимаются психология, философия, физиология, психоанализ, искусство, литература. 

[Интуиция определяется способностью понимать происходящие явления, без сознательного контроля, а также не прибегая к рассуждению и сознательному умозаключению. Кроме того, интуицией можно назвать внезапно пришедшее озарение по конкретному решению вопроса.

Проявляется ощущение некоторой ясной бесспорности, которая отражается в проявлении интуиции, соответственно реализует чувство истины, при этом возможно проявление воображения.1 

Существуют состояния, которые проявляются наяву или во сне, порой на грани галлюцинаций, при этом формируется острое ощущение полного понимания происходящего события. При попытке осознать или конкретизировать данное явление, вспомнить, как было реализовано решение или отразить факты практически невозможно.

Очень много градаций у данных чувств, но при этом они очень индивидуальны, некоторые из общих явлений могут порождать знакомые эмоции. Интуиция может быть особым явлением, феноменальным, отражающимся в деятельности человека, здесь оно играет большую роль в творчестве и обыденной жизни.

 Интуиция – это одна из первооснов мира, одно из коренных понятий существования человека. Потому что куда бы вы ни посмотрели, к какому бы мыслителю ни обратились, с чем бы в своей обыденной жизни ни столкнулись – повсюду вам встретится проблема интуиции. Дело в том, что большая часть всех открытий, не говоря уже о творениях, происходит при помощи интуиции.  Ведь ни одно величайшее открытие или величайшее изобретение, ни одно гениальное произведение искусства или философской мысли не было сделано только логическими рассуждениями.

Она может выступать как индивидуально-психологическое свойство личности или как некоторая специфическая способность постижения истины с помощью непосредственного усмотрения без обоснования доказательствами. При этом, она связана с психическими процессами, такими как:

- мышление;

- образное воображение;

- память.

Природа интуитивного мышления изучена недостаточно глубоко. Сейчас мы можем определить лишь общие особенности данных процессов.

Специалисты отражают несколько специфических особенностей интуитивных процессов:

- разумность процесса;

- непосредственность;

- мгновенность;

- уверенность в правильности результатов;

- отсутствие рассуждений;

- связь с привычками и навыками;

- отсутствие затруднений.2

Различные исследования интуиции и вопросов, связанных с ней подтверждают, что интуиция является решением сознательно поставленной задачи. Но при этом, она отличается от иных сознательных актов качеством: что данные задачи решаются на основе образного, а не логического мышления, где отражается мгновенность логического мышления.

Очень специфичны механизмы перехода от чувственных образов к конкретным понятиям, так как они не могут быть отражены в виде познавательных действий. При этом результаты данных действий могут определяться оказанием непосредственно получаемого знания.

 В психологии чаще других используется термин «инсайт» (от англ. insight – «постижение», «озарение», «проникновение в суть») – озарение, проникновение. Обычно это состояние прозрения, когда в голову приходит блестящая идея, открывается доселе неизвестное знание. Еще такое состояние может называться «ага-реакцией», то есть имеются в виду те непроизвольные возгласы, которые вырываются у человека в моменты озарения. Классический, всем известный пример «ага-реакции» – архимедово восклицание «Эврика!». Для удобства понимания можно ввести определение интуиции, принадлежащее практикующему интуиту Лоре Дей: «Интуиция – это нелинейный, неэмпирический процесс сбора и интерпретации информации в ответ на вопросы». 

Глава 2. Виды интуиции

          На сегодняшний день имеется множество видов интуиции, которыми может владеть человек. Интуиция основывается на специфических знаниях личности, которые накоплены в прошлом и помогают знать, что получится в итоге реализации того или иного события.

Отразим основные виды интуиции, которые связаны с живыми формами:

- интуиция, проявляющаяся в личной жизни;

- интуиция, которая касается только общественных сторон жизни;

- интуиция природных явлений;

- интуиция, проявляющаяся только в мыслительном аспекте.3 

Отталкиваясь от общих данных, специалисты подразделяют интуицию на несколько видов. Исходя из общих проявлений интуиции её также можно подразделить:

-аналитическая интуиция;

- семантическая интуиция;

- интуиция сна;

- магическая интуиция;

- событийная интуиция;

- политическая интуиция.

[Аналитическая (объективная) интуиция - когда происходит подсознательная переработка более полного массива исходных данных, по сравнению с объёмом, которое может переработать сознание.

Семантическая интуиция - интуиция, которая использует знаки окружающего мира в качестве исходного материала.4

Интуиция сна - возможность интерпретации сновидений. Ее рассматривают в качестве подвида объективной интуиции.

Магическая интуиция - анализ подсознанием непосредственно тех колебаний (изменений), которые возникают вследствие воздействия энергетического, информационного или событийного поля на наш мозг.

Событийная интуиция - позволяет узнать информацию, расположенную на событийном поле. Это поле не имеет ничего общего с энергетическим и информационным полями и создается при помощи осознания. Входит в состав магической интуиции.

Политическая интуиция - результативное постижение и осознание смысла, сущности политического явления без предварительного анализа и  логического обоснования.

Современные психологи выделяют следующие пути или каналы прихода к нам интуитивных ответов:

 

1.  Телесная (или физическая)  интуиция

Люди, у которых развит этот вид интуиции, получают интуитивные подсказки через действительные физические ощущения – боль или удовольствие, апатию или прилив сил. Такие люди находятся в контакте с ощущениями своего тела и делают выводы относительно своего потенциального успеха в том или ином событии на основании своего самочувствия.

2. Эмоциональная интуиция

Эмоциональная интуиция обращается к нашим чувствам, и с помощью, например ”необъяснимой” тревоги, беспокойства или страха сигнализирует нам: ”что-то тут не так”.

Эмоции (гнев, страх) испокон веков служили нам для быстрой классификации степени опасности складывающейся ситуации (думать некогда!), поэтому этот вид интуиции не дает четких ответов, но пытается предупредить нас, с помощью ощущения первобытного страха, об угрожающей нашей жизни или здоровью опасности.

 3. Интеллектуальная интуиция

Этот вид интуиции работает несколько медленнее, чем остальные. Интеллектуальная интуиция служит нам в качестве источника новых творческих и научных открытий. Интеллектуальная интуиция, в свою очередь, распадается на следующие подвиды (мало чем отличающиеся): профессиональная, научная и творческая.

Каждому из этих видов (профессиональной, научной и творческой) интуиции присущ процесс длительного “вызревания” интуитивного решения, а посему рассмотрим процесс творчества чуть более подробно.

[Феномен творчества основательно исследовал американский ученый Грэхем Уоллес. Он же предложил свою схему творческого процесса:

 - Первый этап – подготовка.

На этом этапе ставится проблема и формулируется основной вопрос для ее решения. Затем подбираются все необходимые и уже имеющиеся по данному вопросу сведения. После чего наступает черед следующего этапа…

- Второй этап – «всякий плод должен созреть».

Во время этого этапа как раз и происходит «вызревание» проблемы или ее «вынашивание».

Этот период может длиться неопределенное время, затем в какой-то момент, рано или поздно приходит черед следующего этапа, …

 - Третий этап – прозрение.

…который собственно и является интуитивным озарением. Интуитивное решение, как правило, приходит в виде символа или знака, однако весьма понятного для интерпретации в контексте той проблемы, над которой работает ученый.

После этого приходит следующий этап…

- Четвертый этап – фиксация.

Интуитивный символ или образ интерпретируется, психика человека успокаивается, а затем в дело вступает логическая обработка информации с целью дать научное объяснение открытию.

 Интуиция может отражаться умением предвидеть некоторые результаты будущей деятельности, а также прогнозировать результат. Данное явление зависит от внимательности человека. Когда, упуская из очевидного внимания некоторые мелочи, возможно, понимать общую мозаику сложившейся проблемы. 5

Глава 3. Отношение интуиции к философии

Понятие "интуиция" в источниках историографии философии имело различные интерпретации. Она рассматривалась как основа некоторого интеллектуального знания или понимания и выделялась как область "интеллектуальная интуиция".

 Платон сказал, что интуиция – главнейший путь познания эйдосов, то есть первопричин вещей и явлений, что разум не может постичь всей глубины мира эйдосов. По мнению Платона, понимание и чувство различных вещей в мире является одной из форм знания, которое может возникнуть как неожиданное снисхождение идеи, направленное на подготовку разума. Платон понимал интуицию как способ целостного познания истины и первооснов бытия: Прошлого, Настоящего и Будущего, Жизни и Смерти, Эволюции, Пространства и Времени, Вечности, Видимого и Невидимого, Архетипа и Формы, Духовного и Материального. У Платона интуиция и интеллект разводятся, потому что он был уверен, что разум слишком ограничен, чтобы познать потусторонний мир. Интуиция – это прежде всего узнавание Бессмертной душой своих прошлых жизней, «припоминание» реальности мира эйдосов и того опыта, который она получила за все свои воплощения. Подобное припоминание происходит во время озарения, то есть странных вспышек активности бессознательного. Это очень похоже на то, что спустя пятнадцать столетий после Платона, будет названо «инсай-том». Такая способность улавливать архетипы, праи-деи, выходить за пределы видимого материального мира в мир идеальный и существовать в нем хотя бы одно мгновение.

Понимание интуиции Платоном было первым и долгое время единственным мистическим объяснением интуиции.

Весьма сдержанное отношение к интуиции со стороны схоластов и философов средневековья вообще (Дунс Скот признавал за интуицией лишь способность констатации факта бытия объекта; Оккам говорил об интуиции как о «смутном» представлении).

Восстановило репутацию интуиции уже только позднее Возрождение. Человеком, который стал изучать интуицию с точки зрения науки и вообще придал ей статус философской и психологической категории, был великий математик и философ XVII века Рене Декарт.

 Важнейшим условием истинности знания и познания основных аксиом науки Декарт считал фактор непосредственной достоверности, характерный для интуиции как формы «ясного и внимательного ума», порожденной «одним лишь светом разума» (Избр. произвел. М., 1950, с. 86).  Подчеркивая особую роль дедукции в познании, Декарт усматривал преимущество интуиции в ее «простоте» и надежности. Статус интеллектуальной (рациональной) интуиции как высшего вида знания отстаивали с теми или иными оговорками Спиноза, Локк, Лейбниц, Мальбранш и др. В отличие от Декарта, Лейбниц не считал ясность и простоту интуиции гарантией безусловной истинности знания, а Локк ограничивал компетенцию интеллектуальной интуиции констатацией связей и отношений между идеями. Различного рода коррекции интеллектуальная интуиция подверглась в дальнейшем со стороны Фихте, Шеллинга (интуиция как непосредственное тождество субъекта-объекта), Новалиса (интуиция как исток жизни). Ценность интуиции подчеркивалась Шефтсбери, Гете, Якоби, Гаманом.

Кант называл интуицию схематическим, или символическим, способом представления, подчеркивая, что мышление дискурсивно, а не интуитивно.

Созерцание (die Anschauung) – так Кант именовал обычно интуицию – лишь посредствующее звено между предметом мысли и самим мышлением, субъективное «представление о явлении», но не знание в строго научном понимании этого слова. Не отрицая важной роли непосредственного созерцания как возможной предпосылки знания и указывая одновременно на его субъективность и статичность, Гегель отверг мысль о возможности непосредственного знания. Непосредственность – лишь момент опосредствования как механизма формирования знания. Вслед за Кантом, полагавшим, что способностью «интеллектуального созерцания» может обладать лишь «первосущество», Гегель в конечном счете также отказывает интеллектуальной интуиции в праве именоваться формой философского знания.

Как «чистое созерцание» интуиция утрачивает чисто эпистемологический статус и приобретает, согласно Канту, Фихте и Шеллингу, статус эстетический. Гегель, критикуя абсолютизацию интуиции как непосредственного знания, отождествляет «чистое созерцание» и «чистое мышление» (Гегель. Соч., Т. І. М. – Л., 1929, с. 117).

Элементы скептицизма в отношении рациональной интерпретации интуиции обнаружились уже в учениях Гамана и Якоби. Однако в полной мере эта тенденция проявилась в философии А.Шопенгауэра. Не отрицая позитивной ценности интеллекта (понятийного мышления), Шопенгауэр не только выводит из сферы его действия принципиально недескурсивный, как он считает, рассудок, но и низводит интеллект до роли оформителя приобретенного не им знания. Знание – результат «незаинтересованного» созерцания, гарантирующего объективность и наглядность истины. Интуиция вновь обретает статус истинного знания, но уже не как «понимания ясного и внимательного ума», а как продукта воли и чувств (Шопенгауэр А.Мир как воля и представление, кн. I, § 15). Новый качественный шаг в осмыслении интуиции и ее сущностной интерпретации был сделан на рубеже 19 и 20 вв. В философии Дильтея интуиция трактуется как переживание личности, а в интуитивизме, возникшем в качестве ответной реакции на сциентизм и интеллектуализм, интуиция оказывается средоточием знания. Интуитивисты, стремясь преодолеть опасный культ «научного знания», который отличается, согласно А.Бергсону, Н.Бердяеву, узким прагматизмом и откровенной корыстью, выдвигают на первый план интуицию. Свободная от подобных пороков интуиция представляет собой надежное средство «вчувствования» (А. Бергсон) в истину, берет на себя функцию «пророческого вещания» (Н.О.Лосский). Бергсон вполне лояльно относится к интеллекту (понятийному мышлению), указывая, однако, на ограниченность его функциональных возможностей и сферы применения: интеллект выявляет и упорядочивает лишь связи и отношения между «мертвыми» вещами; жизнь же постигается интуицией. Согласно Бергсону, интуиция («симпатия») предстает в качестве условия спонтанного творческого порыва личности, реализующего себя прежде всего в искусстве. Человек, считает он, настолько художественно одарен, насколько он свободен от воздействий «разлагающей силы разума» и, напротив, утонченность (элитарность) и «чистота» его интуитивных прозрений, концентрирующихся в глубинах духа, становится стимулом эстетических восприятий и переживаний действительности.

Бердяев ставит своей целью не только дезавуировать гносеологический статус интуиции, но и дискредитировать всю традиционную гносеологию, представляющую собой, по его убеждению, орудие насилия рефлектирующего субъекта над объектом. Чем активнее разум воздействует на объект, чем длиннее и изощреннее цепь логических умозаключений, тем больше шансов окончательно потерять истину. Последняя «стяжается» исключительно интуитивным путем. Интуиция – это инструмент «непосредственного касания» и «первичного переживания» бытия. «Бытием», однако, Бердяев именует не доступный научному и обыденному знанию чувственно-материальный («болезненный» и «греховный») мир, но мир «невидимый», мир «иной». Таким образом, из формы (или даже предпосылки) знания интуиция трансформируется в компонент религиозной веры.

Иную интерпретацию интуиции предлагает Н.О.Лосский. Превознося мистическую интуицию, он не считает ее единственным средством постижения истины. С интуицией связана высшая способность духа, цель которой – приобщение человека к «сверхкосмическому металогическому принципу» – божественному «Ничто». Помимо мистической интуиции, он вычленяет чувственную и интеллектуальную интуицию, сферы приложения которых – природно-материальные объекты и идеальные связи и отношения между ними. Под интуицией Лосский понимает способность «непосредственного созерцания предметов в подлиннике», т.е. таковыми, каковы они сами по себе, без каких бы то ни было привнесенных «субъективных примесей» и оценок. В интуиции объект свидетельствует о себе и тем самым гарантирует истинность представляемого о себе знания. Интуиция трактуется Лосским весьма широко. Особыми разновидностями интуиции он считает и сам разум, и все формы рассудочного мышления, и даже опыт. Интуитивизм Лосского представляет собой лишь звено в развиваемой им теории имманентизма, призванной ликвидировать пропасть между объектом и субъектом, наукой и метафизикой.

С.Л.Франк рассматривает интуицию как первичную сверхрациональную ступень постижения «целостного бытия» в его металогической цельности. В современной философии науки интуиции отводится важное место в структуре и процедурах познания (А.Пуанкаре, Г.Вейль и др.). В феноменологии Гуссерля эйдетическая интуиция, достигаемая после эпохе, – основное средство познания.

Анри Бергсона по праву можно считать «отцом инсайта». Именно он в своей философии жизни обосновал необходимость озарения, некоего духовного экстаза для достижения истины. Более того, при помощи озарения постигаются не только великие идеи, но самые примитивные, бытовые ситуации. Труды французского философа однозначно показали, что интуиция – это не высшая ступень интеллекта, она просто вне интеллекта, это другой способ постижения мира.

По мнению Фомы Аквинского истина имела два источника - это откровение и человеческое мышление. Именно он различает интуицию как понимание и выявление внутренних чувств.  

А Ж. Маритен считал, что интуиция субъективности может рассматриваться как интуиция экзистенциальная, не подразумевающая под собой наличие  и открытие какой-либо сущности. А также интуиция обращается не только к внутренним чувствам, но и к переживаниям.

         Современные научные представления об интуиции не опровергают возможности мгновенного «схватывания» (термин Канта) истины, но определяют интуицию не как трансцендентное озарение, а исключительно как важный (но не необходимый) момент сложного и неосознаваемого по своему механизму взаимодействия чувств, разума и опыта. Непосредственность интуиции условна. Интуиция является не начальным этапом знания, а переходным звеном от одного его уровня к другому. Будучи субъективной по механизму формирования, интуиция трансформируется в знание лишь при условии включения в рационально осмысленную и понятийно эксплицированную систему. То есть в формировании интуиции включен ряд условий, способных к ее проявлению. К ним относятся:

- форма основательной профессиональной подготовки, понимание проблемы;

- составление поисковой ситуации и определение состояния проблемности;

- оказание воздействия со стороны поисковой доминанты в соответствии с попытками решить проблемы и проявить некоторые усилия для решения той или иной проблемы и задачи;

- присутствие некоторых подсказок.

В таком случае интуиция различается как какая-либо высшая форма познания, позволяющая выявить целостность действительного.

Также интуиция изучалась как форма инстинкта, позволяющая предварительно ощутить и понять какое-либо действие того или иного организма, а также выделялось бессознательным принципом творчества (З. Фрейд). Интуиция общается с нами символами, метафорами, архетипами, знаками, которые были накоплены за много миллионов лет истории человечества. Интуиция опирается на всю мощь бессознательного, поэтому ее возможности гораздо шире возможностей стандартизированных и логичных форм сознания. Интуиция отвечает за выживание человека. Пещерные люди интуитивно (инстинктивно) выбирали место для жилья, растения для пропитания, время для лучшей охоты – от этого зависела их жизнь. Потом несколько удачных интуитивных решений закреплялось в виде опыта, который передавался из поколения в поколение. Так возникло научное знание.

Глава 4. Интуиция в науке.

Роль интуиции в научном творчестве является темой исследований ученых различных сфер научных интересов от математиков и физиков до социологов и психологов.

Считается, что психологический механизм интуиции ещё мало изучен, но имеющиеся экспериментальные данные позволяют считать, что в его основе лежит способность индивида отражать в ходе информационного, сигнального взаимодействия с окружающим наряду с прямым (осознанным) и побочный (неосознанный) продукт. При определённых условиях эта (ранее не осознанная) часть результата действия становится ключом к решению творческой задачи. Результаты интуитивного познания со временем логически доказываются и проверяются практикой. 

В научной сфере известен "Интуитивизм, как идеалистическое течение, получившее большое распространение в зарубежной философии. Рациональному познанию интуитивизм противопоставляет непосредственное "постижение" действительности, основанное на интуиции, понимаемой как особая способность сознания, несводимая к чувственному опыту и дискурсивному, логическому мышлению. Интуитивизм прямо смыкается с мистицизмом".

Процесс научного познания, художественного освоения мира отражаются в логическом и доказательном виде. При реализации процесса интуитивного познания, невозможно осознать признаки, при помощи которых, можно вынести вывод.

А. Энштейн считал, что нет индуктивного метода, способного изучить и выявить фундаментальные понятия физики. Данная гипотеза являлась навеянной со стороны эмпиризма.

Он считал, что ученый самостоятельно может выявлять гипотезы для того, чтобы объяснить то или иное явление. Многие его догадки были именно следствием интуиции.

Интуитивизм в соответствии с дискурсивным мышлением остается интуитивизмом, так как даже включение логики   позволит найти истину.

Стоит отметить, что, по мнению Фихте И.Г., интуиция отражается в диалектической логике. А различные действия характерны для интеллектуальной интуиции, которые могут позволить вывести интуитивизм.

В интуитивном мышлении происходят различные вспышки в области творчества. Это позволяет развивать формы реального человеческого мышления и позволяет выявлять научное познание.

Одним из первых ученых в ХХ веке, введших в научный оборот понятие интуиция, является американский экономист Фрэнк Найт. Общепризнанный первооткрыватель проблемы неопределенности в рамках современной экономической теории, в своей книге "Риск, неопределенность и прибыли", изданной в 1921 году писал: "Предвидение будущего во многом схоже  с феноменом памяти, на котором оно основано. Когда мы хотим вспомнить забытое нами имя или цитату, мы задаемся целью и находим в глубинах памяти нужную информацию (часто это случается, когда мы заняты чем - то посторонним) или же не находим, но в любом случае мы можем сказать очень немногое о том, что в действительности происходит в нашем мозгу, какова "техника" этого процесса. Точно так же, когда мы пытаемся понять, чего надо ожидать в определенной ситуации  и как соответствующим образом приспособить к ней свое поведение, мы, скорее всего, совершаем множество не относящихся к делу ментальных операций, и первая мысль, которую мы можем ясно осознать, заключается в том, что нужное решение принято и образ наших действий определен. Протекающие в нашем мозгу процессы не кажутся достаточно осмысленными, и в любом случае они мало имеют общего с формально - логическими процессами, которые используются учеными в их исследованиях. Мы противопоставляем два эти  типа процессов, рассматривая первый из них не как умозаключение, а как "суждение", "здравый смысл" или "интуицию".

В работе Фрэнка Найта понятие "интуиция" соединяется с понятием "анализ" и "синтез". "Мы знаем о том, почему мы ожидаем наступление тех или иных событий, так же мало, как и о том, что происходит в нашем мозге, в то время как мы вспоминаем забытое имя. Несомненно, существует определенная аналогия между подсознательной "интуицией"  и логическим размышлением, так как цель в обоих случаях заключается в предвидении будущего, а возможность составления прогноза, по-видимому, основывается на единообразии мира. Следовательно, в обоих случаях должны иметь место некоторые операции анализа и синтеза".

Роль интуиции в научном творчестве целенаправленно исследовали ученые, которых принято называть историками науки. Одной из знаковых фигур в этом научном сообществе занимает Томас Кун.

 В его книге "Структура научных революций" есть глава, под названием «Неявное знание и интуиция». Томас Кун отмечает: "Этот вид знания не достигается исключительно вербальными средствами. Скорее он облекается в слова вместе с конкретными примерами того, как они функционируют на деле; природа и слова постигаются вместе. Заимствуя еще раз удачную фразу М.Полани, я хочу подчеркнуть, что результатом этого процесса является "неявное знание", которое приобретается скорее практическим участием в научном исследовании, чем усвоением правил, регулирующих научную деятельность".

Точка зрения Томаса Куна рождалась в полемике, в частности с Карлом Поппером, именно поэтому понятны его "оборонительные" слова в защиту интуиции. "Это обращение к неявному знанию и к соответствующему отбрасыванию правил позволяет нам выделить еще одну проблему, которая беспокоила многих критиков и, по всей вероятности, послужила основой для обвинения в субъективности и иррационализме. Некоторые читатели восприняли мою позицию так,  будто я пытаюсь построить здание науки на не анализируемых, индивидуальных  интуитивных опорах, а не на законах и логике".

Отделение неявного знания от знания по Томасу Куну заключается в том, что "мы не обладаем прямым доступом к тому, что знаем, никакими правилами или обобщениями, в которых можно выразить это знание". Объясняя свою позицию, он писал: "То, против чего я выступал в этой книге, состоит, следовательно, в попытке, ставшей традиционной после Декарта (но не ранее), анализировать восприятие, как процесс интерпретации, как бессознательный вариант того, что мы делаем после акта восприятия. Целостность восприятия заслуживает особого внимания, конечно, благодаря тому, что столь существенная часть прошлого опыта воплощена в нервной системе, которая преобразует стимулы в ощущения. Механизм восприятия, запрограммированный подобающим образом, имеет существенное значение для выживания".

Таким образом, в рамках целостного восприятия Томас Кун впервые соединил два понятия "интуиция" и "прошлый опыт", тем самым ввел интуицию в научную сферу в новом формате "неявного знания", опирающегося на "прошлый опыт".

Известный американский социолог Рэндалл Коллинз в своей работе "Социология: наука или антинаука?" затронул и тему интуиции. В главе «Роль неформальных понятий и интуиции в теории» он писал: "Идея полной и строгой формализации, операционализации и измерения всего и вся в научной теории - химера. В каких – то пунктах теории всегда обнаруживаются неформальные понятия и интуитивные скачки мысли. Всегда существует некая мета теоретическая установка на то, что является первоочередным в интеллектуальном плане. Научная теория дает набросок модели изучаемого мира под определенным углом зрения. Гипотезы имеют производный от этой модели характер, и сам процесс их выведения включает интуитивные скачки. При операционализации понятий для эмпирической проверки мы всегда совершаем еще один интуитивный скачок, принимая решение, что такие – то конкретные измерения или иные наблюдения действительно имеют отношение к данной теории. Эти интуитивные или неформальные скачки суть предмет, вокруг которого (или, во многих случаях) должны происходить теоретические дискуссии".

Как и в позиции Томаса Куна по вопросу интуиции он занимает «защитные» позиции. "Но подобные скачки вполне оправданы просто потому, что таков мир. Они не лишают нас права на науку, ибо во всех науках есть пункты, где совершаются интуитивные скачки. Если естественники иногда забывают это и рассуждают в грубоватой позитивистской манере так, словно бы они не сообщают «ничего кроме фактов», то это потому, что в процессе накопления научных процедур они уже сделали удачные интуитивные скачки и теперь располагают рабочими моделями, которые они интуитивно прилагают к большинству изучаемых явлений".

Также как Томас Кун Рэндалл Коллинз оперирует термином неявное (скрытое) знание: "Успешно развивающаяся наука возможна даже при наличии в ней областей фундаментальной неопределенности, которые относятся к сфере невысказанного, неформального понимания. Неявно выраженное, скрытое знание – это тоже знание, поскольку оно работает".

Рэндалл Коллинз жестко увязал интуитивные понятия и науку. "Гибкий эмпиризм, работающий где необходимо, с неточностями и интуитивными понятиями и оставляющий много места для теоретической работы, которая связывает  разные факты, - это ядро науки.

Существует давняя традиция противопоставлять интуицию логике. Нередко интуиция ставится выше логики даже в математике, где роль строгих доказательств особенно велика. Чтобы усовершенствовать метод в математике, полагал Шопенгауэр, необходимо прежде всего отказаться от предрассудка- веры в то, будто  выше интуитивного знания. Б. Паскаль проводил различие между «духом геометрии» и «духом проницательности». Первый выражает силу и прямоту ума, проявляющихся в железной логике рассуждений, второй — широту ума, способность видеть глубже и прозревать истину как бы в озарении. Для Паскаля даже в науке «дух проницательности» независим от логики и стоит неизмеримо выше ее. Еще раньше некоторые математики утверждали, что интуитивное убеждение превосходит логику, подобно тому как ослепительный блеск Солнца затмевает бледное сияние Луны.

Неумеренное возвеличение интуиции в ущерб строгому доказательству неоправданно. Логика и интуиция не исключают и не подменяют друг друга. В реальном процессе познания они, как правило, тесно переплетаются, поддерживая и дополняя друг друга. Доказательство санкционирует и узаконивает достижения интуиции, оно сводит к минимуму риск противоречия и субъективности, которыми всегда чревато интуитивное озарение. Логика, по выражению математика Г. Вейля, — это своего рода гигиена, позволяющая сохранить идеи здоровыми и сильными. И. отбрасывает всякую осторожность, логика учит сдержанности.

Логические принципы не являются чем-то заданным раз и навсегда. Они формируются в многовековой практике познания и преобразования мира и представляют собой очищение и систематизацию стихийно складывающихся «мыслительных привычек». Вырастая из аморфной и изменчивой паралогической интуиции, из непосредственного, хотя и неясного «видения логического», эти принципы всегда остаются связанными с изначальным интуитивным «чувством логического». Не случайно строгое доказательство ничего не значит даже для математика, если результат остается непонятным ему интуитивно.

Логика и интуиция не должны противопоставляться друг другу, каждая из них необходима на своем месте. Внезапное интуитивное озарение способно открыть истины, вряд ли доступные последовательному истрогому логическому рассуждению. Однако ссылка на интуицию не может служить твердым и тем более последним  основанием для принятия каких-то утверждений. И. приводит к интересным новым идеям, но она нередко порождает также ошибки, вводит в заблуждение. Интуитивные догадки субъективны и неустойчивы, они нуждаются в логическом обосновании. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине как других, так и самого себя, требуется развернутое рассуждение, доказательство.

Заключение

В первой главе интуиция представляется нам как что-то возникающее из ниоткуда, с большим коэффициентом случайности. В терминологии используются такие слова как озарение и феноменальное явление. Так, что можно было бы сравнить интуицию с чем-то даже магическим и потусторонним. По моему мнению, более точным является определение интуиции, принадлежащее практикующему интуиту Лоре Дей: «Интуиция – это нелинейный, неэмпирический процесс сбора и интерпретации информации в ответ на вопросы». 

Во второй главе мы понимаем, что человек пользуется интуицией практически во всех сферах своей деятельности. И что существует множество способов интуитивного познания. Практически всё вокруг может служить источником ответов: сны, окружающий мир, подсказки в нём в виде знаков, эмоции, чувства, собственное тело и др.

Грехем Уоллес доступно объясняет, как работает творческий процесс. Благодаря этому интуиция становиться уже не таким мистическим и спонтанным явлением, а вполне конкретным этапом постижения истины.

 В философии трактовка интуиции отличается смысловым и содержательным многообразием: от безотчетного озарения – до особой и даже высшей формы знания. Проблема интуиции в истории философии не имела самодостаточного значения и рассматривалась в контексте поиска средств и путей достоверного знания. Своими корнями проблема интуиции уходит в античную философию, осуществлявшую эти поиски в двух основных направлениях – сенсуалистическом и рационалистическом, соответственно которым впоследствии сформировались понятия «чувственной» и «интеллектуальной» интуиции. 

Рационалистическая концепция интуитивного знания оказалась, как это ни парадоксально, наиболее теоретически и логически уязвимой и именно в этом качестве интуиция приобрела действительно проблемный характер. 

Можно сказать, что интуиция имела множество различных интерпретаций со стороны философии, которые привносили совершенно новые мнения. Но интерес к этому феномену и процессу анализа в разносторонних работах позволили выявить важность интуиции и ее сложность в изучении со стороны логики и философии.

Понятие интуиции могло рассматриваться как познание со стороны чувственного содержания, то есть в ней имелась именно чувственная форма и сосредоточенность.

Также интуиция изучалась как форма инстинкта, позволяющая предварительно ощутить и понять какое-либо действие того или иного организма, а также выделялось бессознательным принципом творчества (З. Фрейд).

Некоторые течения философии трактовали философию как какое-то откровение Бога в виде бессознательного процесса, не имеющего совместимости с логикой и практикой жизненного опыта.

Но одним из общих трактатов интуиции можно назвать момент непосредственности в связи с процессом познания, которое имеет существенные отличия от логического мышления.

С позиции материалистической диалектики интуиция обладает и некоторым рациональным зерном в соответствии с мнением о единстве чувственного и рационального познания.

Научное познание имеет не всегда только логический и доказательный вид. Иногда какой-либо субъект может касаться сложной ситуации, к примеру, в военном деле, когда только интуиция может позволить принять верное решение и здесь она имеет особо важную функцию.

Ведь интуиция не может рассматриваться как неразумная форма познания. А с другой стороны все признаки, по которым идет путь по знания не могут быть определены при интуитивном мышлении.

Таким образом, интуиция формируется как некоторый тип мышления, отдельный от других процессов мышления, а с другой стороны, позволяет выяснить "истину", которая имеет высокую вероятность правдивости со стороны логического мышления.

То есть применение интуиции может быть достаточным для установления истинности, но ее не всегда достаточно для доказывания какого-либо факта. Именно поэтому в данном случае необходимы доказательства.

В заключение необходимо сказать о том, что весьма важно как не переоценить, так и недооценить роль интуиции в процессе научного познания.

Интуитивные компоненты в большей или меньшей степени присутствуют практически во всех видах научного творчества. Поэтому, совершенно очевидно, что если интуиция помогает нам в получении нового знания, то, каким бы таинственным и непостижимым не казался этот механизм, им нужно пытаться управлять. Для этого применимы, например, достижения современной психологии – работа над преодолением подсознательных барьеров и стереотипов. Причем лучше не “переделывать” человека, а обращать внимание на эти вопросы на самых ранних этапах воспитания творческой личности. Интересны также методы управления процессом познания, культивируемые на Востоке (медитация, йога и т. п.). Однако, представляется несколько сомнительным применения этих методов именно в научном познании. Необходимо также отметить опасности, которые таят в себе чрезмерное увлечение попытками искусственного инициирования интуиции. Необходимо ясно представлять, что эффективны и безопасны только косвенные и слабые методы воздействия на психику и мозг.

В этом смысле ученые находятся в более выгодном положении нежели люди иных творческих профессий. Ученые, каким бы самым необъяснимым путем было получено новое знание, ищут, во-первых, логические доказательства полученному, и, во-вторых, подтверждения их в реальном объективном мире. Человек же, занимающийся, к примеру, художественным творчеством, и слишком уповающий на различного рода интуитивные способы получения нового, рискует потерять связь с действительностью и даже сойти с ума.

Однако, интуиция в научном познании занимает менее важное место, чем, например, в художественном творчестве. Основная причина состоит в том, что наука – достояние всего человечества, тогда как поэт или художник может творить в своем замкнутом мире. Любой ученый на начальном этапе своего научного становления пользуется трудами других ученых, выраженных в логически выстроенных теориях и составляющих науку “сегодняшнего дня”. Именно для научного творчества следует лишний раз подчеркнуть важность предварительного накопления опыта и знаний до интуитивного озарения и необходимость логического оформления результатов после него.

Список литературы

  1.  Ахутин А.В. Античные начала философии, Санкт-Петербург: Первая Академическая типография «Наука», 2011. - 782 с.
  2.    Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М., 1963;
  3.  Балашов Л.Е. Философия, Учебник — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», — 4-е изд., испр. и доп. 2012. — 612 с. 
  4.  .  Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997;
  5.   Бергсон А. Философская интуиция. – В кн.: Новые идеи в философии, сб. 1. СПб., 1912;
  6.   Дронова Л.А. Основы философии, Учебное пособие. Волгодонск. НПИ. 2011. - 101 с.
  7.  Светлов В. Философия, Учебное пособие. — СПб. Питер, 2011. — 304 с.
  8.   Кубаева Г.И. Лекции по философии, СФТУИТ, Узбекистан, Самарканд, Кубаева Г.И.,2011, 25 с.
  9.   Лерер Дж. Как мы принимаем решения, М.: Corpus, Астрель, 2011. - 354 с.
  10.   Фейнберг Е.Л. Две культуры. Интуиция и логика в искусстве и в науке. М., 1992;

1 Балашов Л.Е. Философия, Учебник — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», — 4-е изд., испр. и доп. 2012. — 612 с. 

2 Кубаева Г.И. Лекции по философии, СФТУИТ, Узбекистан, Самарканд, Кубаева Г.И.,2011, 25 с.

3 Светлов В. Философия, Учебное пособие. — СПб. Питер, 2011. — 304 с.

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Понятие, сущность интуиции. Виды интуиции. Интуиция в философии. Интуиция в науке. Темой данной работы является: «Интуиция в философии и науке».

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Похожие материалы:

Воспитание ребенка как человека культуры

Концепция разработана известным ростовским Ученым академиком Евгенией Васильевной Бондаревской. Понятие «воспитание». Базовые воспитательные процессы. Цель и принципы воспитания. Человек культуры. Механизм воспитания.

Тема семьи в прозе 19 века (Салтыков-Щедрин господа головлевы)

"Господа Головлевы" - это социальный роман из жизни дворянской семьи. Внимание М. Е. Салтыкова-Щедрина в этом романе целиком посвящено анализу уродств.

План-конспект пробного урока По учебному предмету «Технология»

Инфокоммуникационные технологии и системы связи. Учебно-методическое пособие

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ по выполнению выпускной квалификационной работы (Магистерской диссертации) направления подготовки 210700.68 «Инфокоммуникационные технологии и системы связи»

Классификация помещений по опасности поражения электротоком

Основные причины поражения людей электротоком. Защитное заземление и зануление электроустановок Понятие об атмосферном и статическом электричестве. Меры защиты.

Сохранить?

Пропустить...

Введите код

Ok