Процессы деколонизации афро-азиатских стран в XX в. (Этапы кризиса колониальной системы).

Территория рекламы

Вопрос 27  

Процессы деколонизации афро-азиатских стран в XX в. (Этапы кризиса колониальной системы).

Крушение колониализма - результат длительного поэтапного нарастания кризиса колониальной системы, который может быть представлен следующим образом:1. «Пробуждение Азии» - I мировая война. Назревание кризисной ситуации в условиях неполноты внутренних и внешних предпосылок для политического освобождения,  зарождение традиций НОД. 2. «От I до Второй мировой войны» включительно. Кризис колониализма становится хроническим, происходит консолидация сил НОД. Кризис мирохозяйственных связей в годы I мировой войны привел к товарному вакууму, который был в значительной степени заполнен резким ростом национального предпринимательства. Национальная буржуазия, усилившаяся за годы войны экономически, после ее завершения подверглась натиску вернувшегося европейского капитала, что привело к антагонизму между ними и превращению национальной буржуазии в лидера НОД. За годы войны также резко выросла численность рабочего класса колоний, значительная часть которого потеряла источник существования с восстановлением товарных поставок из метрополий. На сельском хозяйстве Востока крайне неблагоприятно отразились перестройки структуры с/х производства в начале и после окончания I мировой войны. В результате к началу 20 гг. XX в. колониализму противостоял фактически единый народный фронт - вопрос заключался в том, кто этот фронт сумеет возглавить. Первый и главный претендент на лидерство в НОД - национальная буржуазия, имела в качестве лидера ряд изъянов (слабость, связь с феодальным и полуфеодальным землевладением), которые не позволили ей в ряде стран сохранить за собой руководство НОД (Китай, Вьетнам, Индонезия). В указанных странах борьба была возглавлена радикальными мелкобуржуазными партиями и деятелями или коммунистами. На этом этапе начинается распад колониальной системы (выпадение при советской помощи из сферы колониального контроля Турции, Ирана, Афганистана, Монголии). В годы Второй мировой войны милитаристская Япония в тактических целях обещала и ряду оккупированных ею стран предоставила формальную ''независимость", от которой после капитуляции Японии Индонезия и Берма не желали отказываться в пользу бывших метрополий. Декларации стран антигитлеровской коалиции об освободительных целях войны и демократическом переустройстве послевоенного мира также подрывали принцип колониализма. 3. 1945-1962 гг. - этап продолжения распада колониальной системы (от победы национально-освободительных революций в странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии до года Африки и завоевания независимости Алжиром). Следует отметить, что подобное развитие событий на Востоке не соответствовало прогнозам и намерениям метрополий: У. Черчилль на Браззавильской конференции 1944 г. заявил, что он стал Премьером Британской Империи «не для того, чтобы председательствовать при ее распаде», а в решениях указанной конференции говорилось, что «возможность установления самоуправления колоний даже в отдаленном будущем должна быть отброшена».

      Характерные тенденции послевоенного мира: ослабевшие метрополии стремятся восстановить свою мощь за счет колониальной эксплуатации Востока, усилившееся НОД при советской поддержке противодействует попыткам реставрации колониализма в его прежних формах, США, в принципе заинтересованные в «открытых дверях» к афро-азиатским ресурсам, в условиях «холодной войны» все-таки поддержали курс на деколонизацию и тоже вступили в конфронтацию с НОД. Образование единого империалистического фронта против НОД несколько замедлило распад колониальной системы, но усилило в ряде стран Востока радикальные тенденции перерастания антиколониальной борьбы в борьбу антиимпериалистическую и антикапиталистическую. После Второй мировой войны колониальные державы применяли различную тактику охранения своих позиций и защиты своих интересов на Востоке. Британский колониализм оказался наиболее подготовленным к смене форм и методов эксплуатации с колониальных на неоколониальные: - англичане традиционно применяли «косвенные» методы колониального управления в опоре на туземную феодальную верхушку и местную англизированную интеллигенцию (400-миллионной Индией управлял 40-тысячный колониальный аппарат). Опасаясь, что в случае лобового противостояния колониям произойдет радикализация НОД и к власти в новых освободившихся государствах придут левые силы, Лондон предпочел согласиться на мирную передачу власти умеренным местным политикам. Только там, где по каким-либо причинам это было невозможно, Англия применяла военную силу (Кения, Малайя). Формально, в смысле утраты прямого политического управления странами Востока, Англия «уходила», избавляясь при этом от тяжелого бремени и непопулярного имиджа «колонизатора». Фактически же, поскольку договоры о предоставлении независимости бывшим британским колониям предусматривали сохранение там экономических и иных позиций Англии, она оставалась. Послевоенная колониальная политика Франции характеризуется отсутствием гибкости и стремлением к восстановлению довоенного статус кво любыми средствами. В отличие от британских,  французские колонизаторы не успели еще окупить затраты на завоевание и освоение своих колоний, не внедрились столь глубоко и прочно в их экономику, не привязали ее к экономике метрополии (особенно это было заметно в Индокитае), не имели существенной опоры в современном секторе этих стран и делали ставку на феодальные круги. Система колониального управления отличалась жесткостью (в Индокитае было столько же французских чиновников, сколько в британском аппарате в гораздо более многонаселенной Индии). Авторитет Франции на Востоке был подорван ее разгромом в начале Второй мировой войны.  В 1946-54 гг. Франция вела колониальную войну в Индокитае, в 1954-62 гг. в Алжире. Обе авантюры завершились унизительным поражением Франции, несмотря на ее финансовую поддержку со стороны США, и фактической потерей статуса Франции как Великой Державы. Париж потерял не только политические, но и экономические позиции в указанных странах. Негативный опыт противоборства с НОД Вьетнама и Алжира вынудил Париж пойти на мирное предоставление независимости странам Черной Африки в к. 50 - нач. 60 гг. по британскому образцу.

4. 1962-1990 гг. - этап завершения распада колониальной системы. Главное событие этого этапа - распад старейшей португальской колониальной империи. Португалия, самая слабая колониальная держава, длительное время сохраняла свои обширные колониальные владения, поскольку остальные империалистические державы не могли договориться между собой о разделе португальских колоний. Не имея собственных экономических возможностей для освоения природных ресурсов Анголы и Мозамбика и опасаясь появления там местной национальной буржуазии в качестве конкурента, Лиссабон допустил крупный капитал западных держав в свои колонии. Португальская империя в результате превратилась в коллективную колонию Запада, заинтересованного в сохранении там португальского колониального аппарата в качестве гаранта их инвестиций. «Революция гвоздик» и НОД положили конец этому колониальному гибриду в 1975 г. С завоеванием независимости Зимбабве (1980 г.) и Намибией (1990 г.) завершается процесс ликвидации системы колониальной зависимости, основанной на прямом подавлении и эксплуатации народов Востока. Однако, параллельно сужению сферы прямого колониального господства Запада в афро-азиатском регионе усиливается применение им неоколониальных методов эксплуатации, апробированных им ранее в отношении полуколоний. Есть основания считать неоколониализм особой формой колониализма, доминирующей в отношениях Запад-Восток после распада колониальной системы.

Британское содружество наций — это старейшее подобное объединение (основано в 1887 г.), ставшее образцом для всех остальных. Сейчас называется просто «Содружество», Commonwealth, без прилагательного «британское». Это добровольное межгосударственное объединение 54 стран, бывших колоний Великобритании. Исключение - присоединившиеся по собственной инициативе Руанда, Камерун и Мозамбик. В странах содружества живет около 2 млрд. человек. Территория стран-членов занимает примерно 25% суши. Британская королева Елизавета II является главой Содружества. Задекларированная цель - поддержка друг друга и работа сообща для достижения общих целей в области демократии и развития. Уникальное объединение было восстановлено в 1949 году, когда премьер-министры Содружества встретились и приняли "Лондонскую декларацию", в которой зафиксировано решение всех стран-членов быть "свободно и в равной степени связанными".Помимо связей истории, языка и учреждений, членов объединяют ценности: демократии, свободы, мира, верховенства права и возможности для всех. Они были согласованы и изложены всеми глав правительств стран Содружества (CHOGMs) в Сингапуре в 1971 г. Франкофония (фр. La Francophonie) моложе на 83 года. Эта международная организация сотрудничества франкоязычных (первоначально) стран мира, в которую входят 56 членов, а также 14 наблюдателей. Франкофония (в нынешнем виде) создана в 1970 г. В отличие от Содружества, для вступления в Франкофонию главным критерием считают не степень владения французским языком населения (хотя это приветствуется), а, скорее, культурные связи с Францией. Список исключений намного шире: Армения, Молдова, Албания, Болгария, Гвинея-Бисау, Греция, Египет, Кипр, Латвия, Ливан, Румыния, Украина и Гвинея-Бисау. Общая численность населения - 870 миллионов человек. Девиз: «Равенство, дополнение, солидарность» (фр. «égalité, complémentarité, solidarité»). Цели Франкофонии содержатся в ее Уставе, принятом в 1997 г. в Ханое (Вьетнам): создание и развитие демократии; предупреждения, урегулирования и разрешения конфликтов, а также поддержка верховенства закона и прав человека; активизации диалога между культурами и цивилизациями; объединяя людей, их взаимопонимания; укрепление их солидарности на основе многостороннего сотрудничества.       Великобритания изначально стремилась придать официальный характер Содружеству наций, Франция решилась на такой шаг только сейчас, с принятием Устава движения Франкофонии. Хотя само рождение такого движения преследовало, безусловно, политические цели — удержать в своей орбите быстро суверенизировавшиеся страны третьего мира — структурно оно не было оформлено в некую сплоченную организацию с ясно выраженными политическими целями. Наоборот, в качестве таковых декларировались сохранение и поощрение развития, в первую очередь, культурных связей между франкоговорящими странами мира (необязательно бывшими колониями). В рамках движения в этих целях было создано множество агентств, ассоциаций, форумов и проч., которые отнимали немалую часть бюджета. Видимо, на определенном этапе такая, даже немного размытая, структура Франкофонии позволяла Франции играть ту роль в «третьем мире», которую она сама себе отводила. Поворот к более четкому политическому оформлению движения начался с 1986 г., когда впервые прошла встреча на высшем уровне глав государств и правительств стран-участниц. По сути, это означало преобразование Франкофонии, до этого снабженной лишь общими институтами «по интересам», в мощное межгосударственное сообщество, стремящееся с единых позиций решать общие экономические и политические цели. Нынешняя ситуация в мире, характеризующаяся обострением скрытой борьбы между союзами государств за передел мира, диктует новые требования. Под натиском англо-американской экономической машины требующие немалых финансовых вливаний страны третьего мира, в первую очередь африканские, могут поступиться единством культурных связей с Францией во имя экономических благ. Как, например, случилось практически со всеми бывшими португальскими и бельгийскими колониями, которых подмяла под себя Франция, когда ни Бельгия, ни тем более Португалия уже были не в состояния их «содержать». Таким образом, стала острая необходимость структурных реформ движения в целях придать ему более значимый политический вес. На восьмом совещании министров иностранных дел и по делам франкофонии, состоявшемся в г. Маракеше (Марокко) в середине декабря 1996 г. был одобрен Устав движения Франкофонии. Этим уставом упорядочивается структура движения: вводится пост генерального секретаря, главного управляющего Агентством Франкофонии (бывшее Агентство по культурному и техническому сотрудничеству) и определяется вся вертикальная связь. Генсекретарь избирается на четыре года с правом быть переизбранным на второй срок, решение о его назначении принимается на встрече в верхах глав государств и правительств стран-участниц. Кроме этого верховного органа движения оно подчиняется другим коллегиальным органам: Совещанию министров иностранных дел франкофонии, и постоянному совету Франкофонии. В кулуарах встречи в Маракеше со стороны африканских представителей, в целом высказывалось удовлетворение большей политической и экономической ангажированностью движения. Парижу удалось убедить своих африканских партнеров, что только политическая оформленность движения позволит странам-участницам более полно развивать и экономические связи. На совещании в Марокко обозначились некоторые противоречия между ведущими донорами движения — Францией и Канадой. Проходящая в Париже ежегодно неделя франкофонии дает повод местным аналитикам подвести весьма неутешительные для французов итоги ведущейся «лингвистической войны» между французским и английским языками, двумя культурами. Особую тревогу у Парижа вызывает лингвистический откат в странах франкоязычной Северо-Западной Африки, где число изучающих или желающих изучать язык бывшей метрополии стабильно сокращается вот уже на протяжении целого ряда лет. Такая ситуация характерна для Марокко, других государств Магриба, традиционно считавшихся сферой культурно-языкового влияния Франции. В конце 1996 г. Алжир, например, объявил, что в будущем предпочтение среди иностранных языков будет отдаваться английскому, а не французскому языку. Учитывая устойчивую тенденцию расширения сферы распространения английского языка и увеличение числа его изучающих, и, как следствие, укрепление позиций англосаксонских государств, французы в последнее время все чаще выступают с предостережениями от «риска создания монокультурного международного сообщества» с преобладанием одного языка, что является «дестабилизирующим фактором».

Дополнение …..Окончание процесса деколонизации во второй половине XX века.

   В начале XX века большую часть заселенных территорий планеты представляли собой колонии. Их внутренняя и внешняя политика и экономика были в полной мере зависимы от пожеланий и прямых указаний владевших ими стран-метрополий. Однако две мировые войны в первой половине столетия в корне изменили эту ситуацию.  Если в годы 1 Мировой войны в боевые действия оказались вовлечены в основном человеческие и экономические ресурсы колоний, то во время 2 Мировой значительные территории Азии, Африки и Океании сами служили плацдармами боевых действий. Солдаты, призванные из колоний и зависимых стран, защищали не только родную землю, но и интересы метрополий. Индийские дивизии, например, сражались не только в Бирме, но и в Северной и Восточной Африке, на Ближнем Востоке.  В ходе войн колонии и зависимые понесли тяжелые потери. В Индонезии при японской оккупации погибло около 4 млн. человек, в Китае потери составили около 18 млн. погибших и раненых.  Вместе с тем, участие в самых важных мировых процессах своего времени и последовавшее за ним развитие национального производства для обеспечения нужд воюющих метрополий способствовали росту национального самосознания народов колоний. Национальное самосознание, помноженное на военный, технический и организационный опыт непосредственного участия населения зависимых стран в военных действиях, после войны выразилось во всплеске национально-освободительного движения. Освободившись от японской оккупации, независимости добилась Корея. В тяжелой и кровопролитной войне с французами и голландцами свою независимость отстояли народы Индокитая и Индонезии. Зависимый и полуколониальный Китай получил в 1945 г. статус великой державы и стал постоянным членом Совета Безопасности ООН. В 1947 г. из индийской колонии Великобритании были образованы два новых независимых государства - Индия и Пакистан. Следом за ними независимость получили остальные страны Азии и Северной Африки: Алжир, Тунис, Марокко, Аден, Кувейт и другие. Особое значение для процессов коренной ломки отношений между метрополиями и колониями имело принятие ООН в декабре 1960 г. «Декларации о принципах деколонизации», которая осуждала прежнюю модель зависимых отношений между индустриально развитыми странами Запада и их "сырьевыми придатками" в Азии и Африке. 1960 год вообще стал переломным в деле деколонизации африканского континента. Его назвали «годом Африки», так как в течение этого года на политической карте мира появилось 17 новых самостоятельных государств - бывших колоний Англии, Франции, Италии и Бельгии. Процесс деколонизации Африки продолжался вплоть до 1989 г., когда в кровопролитной войне с ЮАР независимости добилась последняя на континенте колония - Намибия. В ходе деколонизационных процессов политическая карта мира, а особенно Азии и Африки, претерпела коренные изменения. В 1997 г. Китай вернул себе Гонконг, а в 1999 г. - Макао. Этим был положен конец 500-летней истории колониализма западной цивилизации и Азии. Говоря о воздействии колониализма на Восток в целом, нельзя не рассматривать его в комплексе, с учетом всех протекавших и протекающих на современном Востоке процессов. Речь идет о формировании в странах колониального и зависимого Востока нового государства и нового общества, соответствующих трансформирующейся структуре и призванных способствовать дальнейшей ее трансформации. Именно в этом историческая роль колониализма проявилась наиболее отчетливо. Независимые страны Востока, такие как Япония, уверенно взяли старт в этом направлении и, каждая в меру своих сил и содействовавших этому благоприятных обстоятельств, приступили к энергичной трансформации собственной структуры. Там, где зависимость от иностранных держав и колониального капитала была ощутимой, целенаправленной трансформации в этом же направлении содействовали, причем весьма активно, сами европейцы, что можно видеть на примере Турции, Ирана, Китая (до середины XX в.) и в меньшей степени таких более отсталых стран, как Афганистан. В Южной и Юго-Восточной Азии длительное воздействие колониализма постепенно преодолевало инерцию традиции и трансформировало структуру на еврокапиталистический лад. Это заметно и для Африки, где именно целенаправленная и несущая с собой цивилизационное начало политика колониальной администрации была той силой, которая пусть медленно, но неустанно и успешно прокладывала дорогу к еврокапиталистическому стандарту. И исходный уровень развития, и длительность периода колониализма, и религиозно-цивилизационный фундамент при этом играли свою немаловажную роль, что, несомненно, сказывалось на результатах и темпах развития.  Многие государства - бывшие колонии в настоящее время выступают в роли равноправных и активных субъектов мировой политики. Однако не стоит забывать о проблемах, связанных с последствиями долгой зависимости этих стран и особенностями поведения деколонизационных процессов. Существенное отставание в экономическом развитии, часто встречающаяся зависимость экономики от одного или нескольких продуктов производства, заставляли бывшие колонии обращаться за помощью к странам- лидерам (чаще всего к США и СССР). В результате, многие страны развивающегося мира стали ареной борьбы за сферы влияния двух идеологических систем, что нередко выливалось в открытые военные столкновения, как, например, в 60-70-х годах - в Юго-Восточной Азии или в 70-80-х - в Анголе. Помимо этого, росла и экономическая, долговая зависимость бывших колоний от стран-доноров. Особой проблемой для развития и мирного существования бывших колоний оказались непростительная небрежность и безразличие к существовавшим традициям, проявленные бывшими метрополиями при определении границ новых суверенных государств. «Расчерченная по линейке» Африка, в которой единые народы оказались разделены границами разных государств, проблема Джаммы и Кашмира - спорных районов Индии и Пакистана, территориальные споры на Ближнем Востоке - все это реально существующие проблемы современного мира. Каждая из них требует больших усилий всего мирового сообщества, чтобы быть разрешенной без сопротивления противоборствующих сторон, к всеобщему удовольствию. Весь этот комплекс проблем, политических и экономических, неизменно привлекает к себе внимание и является одним из приоритетных направлений работы различных международных организаций. В частности, помощь бывшим зависимым странам (особенно странам африканского континента и Юго-Восточной Азии) - одна из первоочередных задач ООН в XXI веке.

Вопрос 28

Развитие афро-азиатских стран в конце XX - XXI вв:

    Важным моментом, вначале характерным едва ли не для всех государств Востока после деколонизации либо обретения политической независимости, стало ограничение характерного для традиционной структуры всесилия власти, типичной для недавнего прошлого абсолютной безнаказанности, произвола администрации на местах. Конечно, не следует преувеличивать. Многое осталось от прошлого, а со временем кое-где и окрепло, освоило новые формы существования, адаптировалось к переменам. Речь идет о коррупции и непотизме, бюрократизме и волоките, семейно-клановых и патронажно-клиентных связях, опоре на земляков-соплеменников в ущерб всем остальным, да и о многом другом, аналогичном уже сказанному. Тем не менее степень всесилия власти и произвола на местах была все же иной, не той, что прежде,--даже в тех нередких случаях, когда молодые республики с их демократическими институтами и процедурами замещались военными диктатурами. Важным элементом политической культуры, чаще всего сознательно насаждавшимся колонизаторами либо естественно воспринимавшимся от Европы странами, зависевшими от колониализма, стала практика многопартийной борьбы, политического плюрализма. На традиционном Востоке нечто в этом роде всегда существовало, но там это проявляло себя в форме скрытных закулисных либо дворцовых интриг и переворотов и разве что изредка принимало облик сколько-нибудь организованной оппозиции, как то было во времена династии Мин в Китае или в Корее. В эпоху колониализма, особенно в последний ее период, все изменилось: государства Востока не только познакомились с идеей многопартийности и открытой политической борьбы, включая парламентские выборы, свободную прессу и гласность, да и многие прочие демократические свободы, но и по меньшей мере с XX в., а кое-где и раньше научились активно всем этим пользоваться. Это не значит, что все эти институты, права, свободы и принципы европейской политической культуры заработали на Востоке в полную силу: ведь традиция здесь еще достаточно сильна, включая и традицию сильной центральной власти. Но даже в тех нередких случаях, когда в той либо иной из современных стран Востока демократический режим на долгое время вытеснялся привычным строем однопартийной власти или вовсе беспартийной военной диктатуры, ситуация оказывалась вовсе не безнадежной: трансформированные восточные общества, уже знакомые с идеей многопартийности и плюрализма в принципе, явно дорожили ею, видя именно в этом надежный противовес всесилию диктата сверху. Наиболее тонко ощущала эту разницу молодежь, легче всего адаптирующаяся к изменившимся условиям жизни (имеется в виду изменение в сторону свободы) и активнее всего выражающая свой протест, как то проявило себя в сравнительно недавнее время, на рубеже 80 -- 90-х годов и в Африке, и в Азии. Сыграла свою роль на современном Востоке и заимствованная из Европы не без помощи колонизаторов практика независимого от властей судопроизводства. Пусть она заимствовалась разными способами (в Индии ее внедрили англичане, в Турцию она пришла в ходе радикальных реформ Ататюрка и т.п.), важен сам принцип: европейский тип судопроизводства проник во многие страны Востока, и это сыграло там немалую роль, хотя во многих случаях, особенно в исламских странах, параллельно продолжал существовать и традиционный суд. Вместе с независимостью суда проникла и в большинстве случаев заняла весомые позиции европейская по происхождению идея разделения властей, необходимая в практике республиканского правления, парламентской демократии. Не чужды многим странам современного Востока и заимствованные из Европы идея индивидуальных свобод, принцип гражданского общества, феномен правового государства -- то, чего прежде нигде и никогда на Востоке не было, да и быть не могло. Все это, независимо от механизма приобретения (в колониях насаждалось; в зависимых странах воспринималось в ходе реформ; реформы были характерными и для политически независимых государств, например для той же Японии, хотя здесь свою роль сыграла американская военная оккупация после второй мировой войны), можно считать на Востоке наследием колониализма, т. е. результатом целенаправленной активной политики, вектором которой было заимствование евро-капиталистического стандарта. К рубежу XX и XXI столетий народы Азии и Северной Африки добились заметных результатов в политическом, экономическом, социальном и культурном развитии. По сравнению с первым периодом после окончания второй мировой войны, ставшим точкой отсчета современной истории, в их положении произошли существенные сдвиги. Колониальное и зависимое политическое состояние сменилось суверенным, подверженным неровно и своеобразно протекающим процессам демократизации; примитивное по большей части хозяйство уступило место экономике, сочетающей достаточно совершенные и эффективные приемы и способы производства с менее изощренными; вместо аграрной по преимуществу структуры хозяйства и соответственно почти абсолютному преобладанию деревенского населения утвердились различные формы сосуществования индустриальных и аграрных секторов, сельских и городских поселений; традиционная система общественной жизни с характерным для нее зависимым и приниженным положением женщин, а также представителей этнических и социальных меньшинств трансформировалась в систему с более высоким статусом традиционно зависимых групп и на этом фоне наметилось изменение ряда важнейших демографических показателей; почти сплошь неграмотное население сменилось поколениями людей, обладающих не только навыками чтения и письма, но и достаточно высоким уровнем общих и специальных знаний, а узкая образованная элита пополнилась за счет выходцев из более широких слоев. Таковы лишь некоторые итоги эволюции Востока за вторую половину XX в. В развитии наметившихся тенденций видятся благоприятные перспективы. При этом нельзя не замечать серьезных изъянов и ограничителей поступательного движения, способных затормозить или даже повернуть вспять развитие всех или части азиатских и североафриканских стран и народов. Содержание «сосуществования соперничества». При всем разнообразии исторически сложившихся ситуаций именно процесс деколонизации значительно изменил сущность международных отношений, в которых раньше доминировал биполярный конфликт. Сверхдержавы и все другие субъекты международной системы должны были по-новому взглянуть на мировой порядок, число участников которого выросло более чем вдвое, а после 1960 г. более чем втрое. Сами по себе изменения, даже очень существенные, не имели бы такого влияния на международные отношения, если бы все (или почти все) страны, получившие в недавнем прошлом независимость, не отличала одна общая черта экономическая отсталость. С освобождением народов от империалистического рабства новые политические силы, которые взяли на себя (или получили на свободных выборах) управление той или иной страной, должны были показать, что они в состоянии, победив колониализм, положить конец политической зависимости и экономической эксплуатации, а также начать новую эпоху экономического роста и благосостояния. Деколонизация, таким образом, изменила ситуацию во многих отношениях. В самом деле, появление новой сферы международных отношений вынуждало сверхдержавы менять форму их конфликта и расширять его масштабы. Что касается формы, то после стабилизации ситуации в Европе проблема представала уже в ином виде. Если аспекты, связанные с космическим и ядерным соперничеством, не касавшиеся недавно освободившихся стран, теперь отошли на задний план, то, напротив, стала актуальной тема так называемого «сосуществования соперничества» — какая страна, используя помощь одной из сверхдержав, сможет эффективнее решать проблемы собственного развития: та, что осваивала формы политико-экономической организации, характерные для рыночной экономики, либо, наоборот, та, что следовала экономическим методам «реального социализма». В действительности антиколониальная революция открыла рынки, поставила проблемы ликвидных средств и стоимости сырья, создала новые сферы господства тех или иных государств, выдвинула проблемы экономического развития перед двумя сверхдержавами, но ни в одной из них не было руководителей, способных быстро реагировать на новые чрезвычайные ситуации. В соперничестве с Западом СССР потерпел неудачу. За десять лет после кульминационной фазы деколонизации Советский Союз не смог установить контроль над обширными районами Африки, за исключением отдельных случаев, когда ему удалось ввести свои войска непосредственно в некоторые страны, а местные власти не могли или не хотели от них освободиться (как это произошло в Египте в 1972 г.). Исключение составляли страны, получившие независимость после 1975 г. и оказавшиеся ввергнутыми в пучину гражданских войн, участники которых обращались за помощью к Советскому Союзу: так случилось в Анголе, Мозамбике, Эфиопии. Но в этих случаях вмешательство, осуществлявшееся кубинскими вооруженными силами и советскими военно-техническими специалистами, приняло характер державной политики, которая не имела ничего общего с великими ожиданиями шестидесятых годов. С другой стороны, позиции Запада в колониальной сфере имели столь глубокие корни, что кризис формальных отношений не мог устранить наличие серьезных связей, порожденных зависимостью или сохранившимся влиянием прежних колониальных держав. Кроме того, Запад был в состоянии в большей мере удовлетворить потребности развивающихся стран. Французы, покинув свои колонии в Африке, за исключением и то временным Алжира и более длительным Гвинеи, сумели привязать страны прежней колониальной империи к системе франка, французской культуре и экономике. Постепенно напряжение острой фазы деколонизации ослабевало, и французы стали даже гарантами внутриполитической стабильности и защиты границ в местных конфликтах между разными государствами или кланами в их борьбе за власть. История последующих десятилетий изобилует частыми обращениями к правительству Парижа с просьбой вмешаться и восстановить порядок, т.е. подтвердить свое влияние. Иной была судьба бывших британских колоний. Практика управления на основах автономии не способствовала интеграции между колонизаторами и колонизированным населением, поэтому вслед за получением независимости последовала, за исключением Родезии, полная смена руководящих группировок. Именно эти новые государства были наиболее подвержены коммунистическому влиянию. Однако они представляли относительно небольшую часть Африки в сравнении с новыми государствами, находившимися под американским влиянием. «Столкновение цивилизаций»  как парадигма мировой политики. Самуэль Хантингтон сформулировал тезис, существо которого сводится к следующему: «Принципиальный конфликт в глобальной политике будет происходить между нациями и группами различных цивилизаций. Столкновение цивилизаций будет доминировать в мировой политике. С окончанием Холодной Войны цивилизации как субъекты мировой политики приходят на смену нациям-государствам. Цивилизации определяются им как культурные сообщества, отличающиеся друг от друга историей, языком, традициями, но более всего религией. Через международные экономические институты «Запад защищает свои экономические интересы и навязывает другим нациями ту экономическую политику, которая кажется ему правильной». Что касается международных институтов безопасности, то они существуют для осуществления Западом политического господства. Иными словами, «Запад, в действительности, использует международные институты, военное могущество и экономические ресурсы, чтобы управлять миром, поддерживая западное превосходство, защищая западные интересы и распространяя западные экономические и политические ценности». Столкновение цивилизаций - угроза международной стабильности. Поскольку цивилизации - принципиально непримиримы и готовы выступить на защиту своих ценностей, их столкновение представляет угрозу международной стабильности. Вооруженные конфликты между группами, представляющими различные цивилизации, наиболее опасный источник эскалации, способный вести к глобальным войнам. Вооруженные конфликты на Ближнем Востоке продолжаются уже более полувека. Ближний Восток расположен на стыке трех континентов - Европы, Азии, Африки и омывается с запада Средиземным морем, а с юга водами Индийского океана и включают восточное побережье Средиземного моря, Аравийский и Синайский полуостров. Здесь пересекаются важнейшие наземные, морские и воздушные коммуникации. Экономическое значение региона определяется главным образом его нефтяными запасами. Здесь сосредоточено две трети мировых нефтяных ресурсов. Выгодное геостратегическое положение и уникальные природные богатства региона обусловили жестокую конкуренцию между наиболее развитыми странами мира, крупнейшими корпорациями за право влиять на проходящие здесь процессы. Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке в настоящее время остается сложной. Наибольшее влияние на ее развитие оказывает напряженная ситуация в Ираке, активизация деятельности исламских экстремистов в Афганистане, сохраняющееся давление на Иран со стороны международного сообщества в связи с реализацией Тегераном национальной ядерной программы (даже несмотря на заявления 4 декабря 2007 г. представителей ЦРУ о том, что разработка ядерного оружия Ираном не ведется с 2003 г.), действия боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) на турецко-иракской границе, обострение обстановки в Ливане и Палестинской автономии, а также проводимая США и Израилем антисирийская пропагандистская кампания. Обстановка вокруг Ирана определяется сохраняющимися различиями в подходах Тегерана и ведущих государств мирового сообщества к оценке иранской ядерной программы, а также отказом руководства страны выполнять требования резолюций 1737 и 1747 Совета Безопасности ООН. Иранское руководство продолжает заявлять о законности своего права на обладание полным ядерным циклом и подтверждает неприемлемость. У незападных цивилизаций увеличивается «стремление, воля и ресурсы для того, чтобы формировать мир по незападному образцу». Взаимодействие цивилизаций несет потенциальную угрозу для международной стабильности и потому, что экономическая конкуренция преобладает только в отношениях американской и европейской субцивилизациями, а также в отношениях этих субцивилизаций с Японией. Что касается остальных цивилизаций, то их взаимодействие нередко принимает насильственные формы, иногда доходящие до «этнических чисток». Меньшее вмешательство в дела других цивилизаций. Одновременно, Западу необходимо обрести более тонкое понимание других цивилизаций, чем то, которое остается превалирующим. Такое более тонкое понимание должно быть воприимчиво к религиозным и философским допущениям, находящимся в основании других цивилизаций, и к тому, как представители незападных цивилизаций видят свои интересы в мире. Незападные цивилизации продолжат приобретать богатство, оружие и технологии, и следовательно, Западу придется все в большей степени приспосабливаться к этим цивилизациям и все меньше навязывать им свои стандарты поведения.

Экономическое развитие стран Африки и Азии на рубеже XX – XXI вв. проходило под влиянием сложного комплекса разнонаправленных процессов и тенденций. Неоднозначный характер народнохозяйственного и социально-политического развития был в полной мере свойственен странам Африки, расположенным южнее Сахары (АЮС). Миновав годы спада и десятилетие стагнации (середина 1970-х - середина 1990-х годов), ряд государств субсахарской Африки вступил в период улучшения своих макроэкономических показателей. С начала текущего столетия до 2007 г. страны Тропической Африки (прежде всего те, которым удалось диверсифицировать свое хозяйство и/или наладить широкомасштабный экспорт нефти) добились некоторой стабилизации и ускорения экономического строительства; при этом среднегодовой рост их ВВП составлял приблизительно 2,5 %. В определенной мере они обуздали инфляцию, повысили эффективность отдельных отраслей и предприятий, а также обеспечили нормальное развитие процессов воспроизводства. В ряде стран субсахарской Африки удалось усовершенствовать институты бизнес-менеджмента, реорганизовать систему государственного управления и подчинить свое народное хозяйство правительственной макроэкономической политике, разрабатываемой и осуществляемой в рамках стабилизационных программ МВФ и Всемирного банка. Позитивные сдвиги в народном хозяйстве африканских стран во многом объяснялись внешними обстоятельствами, а именно: повышением спроса и цен па сельскохозяйственное и минеральное сырье на мировом рынке, благоприятными изменениями условий торговли, существенной финансово-экономической и технической помощью со стороны зарубежных государств и международных организаций. Бесспорно, важную (хотя порой и противоречивую) роль в поступательном развитии африканских экономик играл иностранный капитал. Африканским странам по-прежнему свойственен низкий уровень развития экономической и социальной инфраструктуры, кризисный характер политического развития, повышенные экономические риски, неблагоприятное инвестиционное законодательство, зависимость от внешних факторов хозяйственного развития. Даже в последние, относительно благополучные годы, Африка южнее Сахары по ряду важнейших показателей находилась на самой дальней мировой периферии. На это указывали низкая норма капиталовложений (при высокой доли госпотребления), более чем скромные затраты на науку и образование, низкий уровень основных технологических индикаторов, низкое качество жизни. В регионе росло число нищих и бедных людей, усиливалась дифференциация доходов, углублялось социальное неравенство. Деструктивными факторами социально-экономического развития АЮС стали криминализированная часть неформального сектора, негативная экономика, пустившая корни во всех государствах региона, и практически институционализированная система коррупционных отношений. В конце 2008 г. - начале 2009 г. Тропическая Африка ощутила на себе последствия снижения цен на сырье, роста инфляции, сокращения притока иностранных инвестиций, уменьшения потока денежных переводов африканских мигрантов, сбоев в работе материнских банков на Западе, которые перестали опекать своих африканских «дочек». В перспективе над странами региона нависнет угроза резкого сокращения финансово-экономической, технической и даже гуманитарной помощи, повышения едва ли не всех видов экономических и политических рисков, роста бюджетного дефицита и, возможно, дефолтов. Демографический взрыв, повлекший за собой резкое увеличение населения на Востоке, особенно заметное в XX в., означал, что трансформирующийся Восток не просто оказался перенаселенным, но начал вынужденно воспроизводить бедность, даже просто нищету, ориентированную к тому же на традиционный стандарт. Это, естественно, оказалось серьезным тормозящим адаптацию фактором, не говоря уже о том, что перенаселенность вызвала новые проблемы, справиться с которыми большинство стран Востока (особенно это касается Африки) практически не в состоянии. Естественно, что забота о решении всех проблем, включая вызванные сложностями адаптации и перенаселенностью, легла на плечи государства, которое одно только могло как-то гарантировать минимальный жизнеобеспечивающий стандарт и которое издревле било так или иначе занято именно этим. Но в новых условиях трансформирующегося и активно индустриализирующегося Востока это вызвало серьезные внутренние противоречия в политике. С одной стороны, государство должно содействовать развитию, ибо в этом будущее страны, залог ее процветания в дальнейшем. Для этого оно должно создавать благоприятствующие свободному рынку условия, что объективно ведет к экономическому расслоению населения и к выбиванию из привычной жизненной колеи все новых миллионов не приспособившихся к изменившемуся стандарту жизни людей, прежде всего из числа беднейшего крестьянства. С другой стороны, государство вынуждено заботиться о сохранении в определенных рамках традиционной структуры и связанных с ней институтов, так как только это способно реально обеспечить минимальный стандарт существования для угрожающе возрастающего населения,-- стоит еще раз напомнить в этой связи о ситуации в современной кастовой Индии, то огромное количество низкокастового населения по привычке вполне удовлетворено нищенским существованием и не стремится к лучшему. Эта объективная позиция восточного современного государства между капиталистической индустриализации и рыночного хозяйства и традиционно ориентированных людей, количество которых все возрастает, во многом объясняет шараханье в политике развивающихся стран, особенно из числа слабейших. В ходе политических переворотов на передний план выходят то одни, то другие лидеры с различными установками и рецептами в поисках выхода из нелегкого положения. Одни исходят из того, что задача сохранения минимума и гарантий для большинства - наиважнейшая и что выполнить ее можно лишь привычными жесткими административными методами с ориентацией на традиционные формы существования. Логика такого рода ориентации ведет к отрицанию чуждого структуре капитализма и, как следствие, к попыткам ориентации на альтернативную модель развития, представленную в XX в. преимущественно в одном варианте - советском, тоталитарно-марксистском, ленинско-сталинском. Другие видят выход именно в предоставлении статуса наибольшего благоприятствования капитализму во всех его модификациях, сознавая при этом всю сложность ситуации и болезненность трансформации, связанной с радикальной ломкой привычного стандарта, но обещающей успехи в будущем.

← Предыдущая
Страница 1
Следующая →

Скачать

27, 28 вопрос к ГАКу Восток деколонизация.doc

27, 28 вопрос к ГАКу Восток деколонизация.doc
Размер: 109 Кб

Бесплатно Скачать

Пожаловаться на материал

рушение колониализма - результат длительного поэтапного нарастания кризиса колониальной системы, который может быть представлен следующим образом:1. «Пробуждение Азии» - I мировая война.

У нас самая большая информационная база в рунете, поэтому Вы всегда можете найти походите запросы

Искать ещё по теме...

Похожие материалы:

Питання до державного іспиту  „Правове регулювання цінних паперів в Україні”

Ответы по биологии

Шпора по биологии. Вегетативное размножение. Митоз. Антропогенные факторы. Экосистема. Селекция. Факторы, нарушающие здоровье. Экологические принципы рационального использования природных ресурсов

Таможенное право

Общие положения о перемещении товаров трубопроводным транспортом и по линиям электропередач. Общие положения о применении таможенной процедуры таможенного транзита в отношении товаров, перемещаемых трубопроводным транспортом

Файлы. Работа с файлами в языке с. Файловый ввод-вывод  в языке С++

Текст в системе коммуникации. Фаза реализации, фаза контроля при производстве текста

Модель производства текста – ориентировка, исполнение, контроль. Ориентировка представляет собой интеллектуально-мыслительную активность. Фаза реализации текста состоит в материализации замысла общения с привлечением языковых средств. Фаза контроля при производстве текста предполагает как отработку самого замысла текста

Сохранить?

Пропустить...

Введите код

Ok